Поход к «Вирсайтису»

melkon
Автор melkon Сентябрь 10, 2013 00:00

Поход к «Вирсайтису»

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

На дне Финского залива покоится тральщик «Вирсайтис», затонувший 2 декабря 1941 года, во время эвакуации советских войск с полуострова Ханко. Но было время до 1940 года, когда этот корабль был флагманом военного флота Латвийской республики. Начинается история латвийского военного корабля в далёкие времена Первой мировой войны. 

«Вирсайтис» — построен в 1917 году на верфи «Neptun” в Ростоке в Германии. В германском кайзеровском флоте именовался как морской тральщик М68. В конце октября 1917 года подорвался на мине в Рижском заливе и выбросился на берег. В 1918 году снят с мели и отбуксирован в Ригу на ремонт. В 1919 году, будучи ещё в ремонте, зачислен в состав флота Латвийской советской республики и присвоено имя «Sarkana Latvija» (Красная Латвия). В июле 1919 перешёл к Латвийской республике и переименован в «Вирсайтис». В 1921 году спущен на воду после ремонта и зачислен в состав военного флота Латвии, как флагманский корабль.

Флагманская служба «Вирсайтиса» включала в себя всё, что полагалось боевому кораблю — учения в море, боевые стрельбы по морским и воздушным целям, участие в парадах и встречах делегаций других стран, походы с первыми лицами латвийского государства в Финляндию, Швецию, Польшу, Литву и Эстонию.

В Латвии всегда чтили и уважали профессию моряка. Служить на «Вирсайтисе» было почётно, корабль без преувеличения был любимцем всего народа. В 1940 году корабль вошёл в состав советского ВМФ и получил наименование тральщик Т-297.

С первых дней войны «Вирсайтис» в море, участвовал в дозоре и сопровождении судов в Ирбенском проливе, оказывал огневую поддержку войскам в районе Ленинграда. Ещё в 1921 году на «Вирсайтис» установили две русские 75-мм пушки типа Канэ, что сделало его артиллерийским кораблём.

В 1928 году все латвийские военные корабли перевооружили на чешские пушки. «Вирсайтису» достались две 83,5-мм пушки завода Шкода. Это было время поиска новых возможностей кораблей и пушки установили универсальные, которые могли стрелять как по морским так и по воздушным целям.

Однако к лету 1941 года 1000 снарядов, которые получили от чехов вместе с пушками закончились и «Вирсайтис» перешёл в Кронштадт, где чешские пушки заменили на советские 100-мм орудия Б-24БМ в полубашенных установках. Следует отметить, что тральщику Т-297 в августе 1941 года было возвращено имя «Вирсайтис».

В октябре-ноябре 1941 года проводилась эвакуация войск Красной Армии с полуострова Ханко. С Ханко вывозили войска с полной экипировкой, вооружением, боеприпасами, запасами продовольствия.

В конце ноября 1941 года «Вирсайтис» был включён в состав отряда тихоходных кораблей, который готовился к рейду на Ханко и обратно. На Ханко корабль принял 240 человек гангутцев и имел команду в 93 человека. Командовал «Вирсайтисом» в том походе старший лейтенант Г. В. Гагуа. 2 декабря 1941 года «Вирсайтис» вышел в свой последний поход.

72 года спустя

Первыми нашли затонувший корабль финны в 2005 году. Долго не могли определить, что за тральщик покоится на морском дне. В 2006 году финский дайвер Ярмо Куусинен совершил погружение на глубину 67 метров и тогда удалось снять с корабля рынду — судовой колокол. После очистки поверхности колокола проявилась надпись — «Virsaitis».

Потом было много лет выяснений, в чьих водах лежит остов корабля. Корпус также обследовали эстонские водолазы. Сегодня считается, что «Вирсайтис» находится на одну милю внутри экономических вод Эстонии, поэтому все вопросы погружений следует решать с эстонским Департаментом охраны памятников старины. В Эстонии действует довольно строгое законодательство об охране затонувших кораблей, погружаться на них любителям нельзя и снимать какие-то части тоже запрещено.

В тоже время у эстонского Морского музея есть исследовательское судно «Мару» во главе с капитаном Велло Массом, которое каждый год совершает экспедиции для поиска и обследования затонувших кораблей. Они сделали много интересных находок, раскрыли некоторые таинственные исчезновения кораблей на Балтике. Достаточно вспомнить как в июле 2003 года водолазы судна «Мару» обнаружили броненосец «Русалка», исчезнувший в бушующем море 7 сентября 1893 года.

Для латвийской исторической общественности дискуссия о судьбе «Вирсайтиса» всегда была актуальной. В июле 2012 году, когда появилась информация о находке флагмана латвийского флота, обсуждалась возможность экспедиции к месту гибели корабля, даже высказывались мысли о проектах подъёма.

Переписка с министром обороны

Автор от имени морской исторической общественности направил тогда письмо министру обороны Латвии Артису Пабриксу с просьбой о поддержке идеи экспедиции к «Вирсайтису».

В письме в частности сообщалось:

«…Известно, что на дне Финского залива эстонскими и финскими исследователями были обнаружены остатки тральщика «Вирсайтис», который затонул 2 декабря 1941 года после подрыва на мине.

Принимая во во внимание, что участие в изучении истории корабля «Вирсайтис» приняли исследователи Латвии, Эстонии, Финляндии, России и других стран, прошу вашего содействия для решения вопроса о направлении экспедиции к месту гибели флагмана латвийского военного флота Первой республики.

Общеизвестно, что в Латвии нет Морского музея, где могли бы быть сконцентрированы экспонаты и артефакты, рассказывающие об истории флота и мореплавания Латвии. Такие музеи есть в Литве в Клайпеде и в Эстонии — Морской музей в Таллине.

Сегодня эстонскими исследователями поднимается вопрос о нахождении второго боевого корабля Латвийской республики — тральщика «Иманта». Тральщик «Иманта» (Т-299) затонул в проливе Моонзунд у берегов острова Хийумаа 1 июля 1941 года после подрыва на мине.

Несомненно, что для продолжения традиций флота Латвийской республики было бы правильно поддержать проект исследования остатков латвийских кораблей на дне Балтийского моря.

Эстонские исследователи сообщили нам координаты места гибели тральщика «Вирсайтис» в эстонских территориальных водах. Сообщение от Велло Масс капитана исследовательского судна «Мару» Морского музея Эстонии. Корабль лежит на ровном киле на глубине 70 метров (дно).

Общественная организация «Dzimta Puse» проводит большую работу по сохранению памятников военной истории Латвии и патриотическому воспитанию молодёжи.

Эхолограмму «Вирсайтис» прилагаю.

С уважением, Юрий Мелконов

Ответ А. Пабрикса Ю. Мелконову. Перевод с латышского:

«…Благодарю за письмо и Вашу инициативу! Врак военного корабля «Вирсайтис» из состава Латвийского флота, найденный в августе прошлого года, является важным историческим свидетельством, исследование которого считаю существенным и необходимым в рамках процесса изучения Латвийской военной истории.

По моему запросу Министерство обороны Эстонии подтвердило указанное в Вашем письме местонахождение корабля в водах специальной экономической зоны Эстонии, но этот факт ещё требует окончательного подтверждение со стороны ответственных институций Эстонии.

После получения подтверждения Министерство обороны планирует послать специалистов на место нахождения затонувшего корабля для произведения изыскательных работ. Предположительно это может произойти не ранее как летом следующего года. Как уже неоднократно отмечал, по причине нехватки финансовых средств в ближайшие годы полное поднятие врака корабля не планируется, но я рад возможности его поближе исследовать и поднять на поверхность отдельные детали корабля, чтобы передать их Латвийскому Военному музею.

Посредством средств массовой информации мы проинформируем Вас о дальнейших действиях в процессе исследования военного корабля «Вирсайтис».

Министр ответил через месяц и поддержал идею экспедиции. Надо сказать, что такое решение министра было положительно воспринято исторической общественностью Латвии, военными моряками и всеми теми, кому дорога история моря на Балтике. В морских силах началась подготовка к походу с глубоководными погружениями. Однако выход в море к месту гибели «Вирсайтиса» стал возможным только через год.

Одновременно предстояло решить ещё много технических и юридических вопросов, согласовать действия с эстонской и финской стороной, попросить их поддержки.

«Вирсайтис» не объявлен российским военным захоронением, находится в эстонских водах, поэтому считалось, что согласование с российской стороной не требуется. О находке было известно давно, но никто не заявил права на останки корабля.

4 сентября 2013 года

В Минной гавани Таллина пришвартовался латвийский военный корабль «Русиньш». Торжественные мероприятия начались с церемонии передачи колокола «Вирсайтиса» от финнов латвийской стороне при участии эстонского департамента охраны памятников старины.

Утром в Минную гавань к борту корабля «Русиньш» прибыли министр обороны Латвии Артис Пабрикс, командующий НВС генерал-лейтенант Раймонд Граубе, командир Флотилии морских сил капитан 1-го ранга Римантс Штримайтис. С эстонской стороны на церемонии присутствовали министр обороны Урмас Рейнсалу, командующий силами обороны генерал-майор Рихо Террас. Финляндию представлял Ярмо Куусинен, тот самый дайвер, который поднял колокол с «Вирсайтиса» в 2006 году.

Церемония в Минной гавани

Осеннее солнце светило особенно ярко, старинная Минная гавань, которая помнит петровские фрегаты, русские эсминцы типа «Новик» и знаменитую советскую 94-ю Краснознамённую бригаду тральщиков дважды Краснознамённого Балтийского флота, гостеприимно принимала представителей трёх флотов Балтики.

Первым на церемонии выступил министр обороны Эстонии Урмас Рейнсалу. В своём выступлении он отметил, что сегодня очень символический день для сотрудничества латвийских и эстонских военных моряков, которые уже много лет на совместных учениях уничтожают мины, похожие на ту, которая принесла гибель «Вирсайтису».

Вторым слово взял Ярмо Куусинен представитель финской группы водолазов «Divers Of The Dark», который поднял колокол с места крушения.

Ярво рассказал, что они натолкнулись на «Вирсайтис» случайно. Корабль нашли Ярмо Куусинен, Янне Сухонен и Антти Apunen в 2005 году. «Мы снимали документальный фильм об эвакуации порта Ханко и тогда с помощью сонара обнаружили неизвестный корабль. Мы решили поднять судовой колокол, чтобы узнать название судна. Наше удивление было большим, когда мы прочитали название «Вирсайтис» на колоколе, потому что в соответствии с финскими архивными документами он должен был находиться в районе Порккала», — сказал Куусинен.

Артис Пабрикс в своём слове сказал, что это важный день для сотрудничества Латвии и Эстонии и вручил Ярмо Куусинену почётный диплом министерства обороны Латвии.

Выступление Раймонда Граубе было кратким и эмоциональным. Он сказал, что это исторический день и мы можем услышать голос флагмана, который позовёт нас в поход.

Затем состоялось подписание акта передачи колокола. Акт подписали Ярмо Куусинен, заместитель директора Военного музея Латвии Юрис Чигановс и представитель эстонского департамента охраны памятников старины Viljar Vissel. Министр обороны Эстонии передал колокол министру обороны Латвии, а Пабрикс вручил колокол Чиганову. Участники церемонии сфотографировались для прессы.

Молодой экипаж

В 9.05 гости поднялись на борт «Русиньша» и латвийский тральщик вышел в море. Таллинский порт активно работал, приходили и уходили паромы, сновали буксиры, на рейде ждали разгрузки большие суда. Знакомый силуэт Таллина постепенно уменьшался и становился похожим на почтовую открытку.

В море помошник командира корабля, командир операционной команды, старший лейтенант Артур Кнокс провёл инструктаж по мерам безопасности и правилам поведения на корабле. Гостей провели по кораблю и показали назначение помещений и трапов.

Море было спокойно, «Русиньш» уверенно шёл вперёд. Мы попросили разрешения подняться на мостик. Командир корабля капитан-лейтенант Каспарс Мезитис рассказал о себе и о корабле.

«На службе уже 20 лет, был 6 лет командиром знаменитого латвийского корабля «Намейс», последние два года на «Русиньше». Нынешний выход в море это первый заграничный поход корабля, мы много тренировались, учились, у нас новая команда, поэтому отрабатываем слаженность и умение действовать вместе. Из Лиепаи вышли 31 августа, возвращаться будем к 7 сентября. Миссия, которую мы здесь выполняем, почётна для каждого латвийского военного моряка».

Надо сказать, что действия команды «Русиньша» производили очень хорошее впечатление. На мостике дружно работала дежурная вахта в составе — дежурный офицер (с правом допуска к самостоятельному управлению кораблём), рулевой, два сигнальщика-наблюдателя по левому и правому борту, связист, оператор радара, вахтенный штурман. В море вахта меняется каждые шесть часов. Сегодня на флоте несут службу молодые моряки, знакомимся с вахтенным штурманом лейтенантом Кристиной Петровской.

Кристина выпускник латвийской академии Обороны. Мы помним это торжественное мероприятие 22 марта, когда состоялся приём выпускников академии у Президента Латвии Андриса Берзиньша. И сегодня Кристина на вахте боевого корабля, командир группы вооружения тральщика «Русиньш».

Последние мили «Вирсайтиса»

Вместе со штурманом смотрим на карту нашего похода. Растояние от Таллина до места, где покоится «Вирсайтис» 28 морских миль. Скорость нашего корабля 12 узлов, дойти должны были бы за два с половиной часа. Ширина Финского залива на этом меридиане — 34 морских мили. От Ханко до своей последней мили «Вирсайтис» прошёл 62,5 мили (115,7 км) — небольшое расстояние даже по масштабам Финского залива, но каждая миля в то время оплачивалась жизнями людей.

В ту холодную штормовую ночь 2 декабря 1941 года первым в конвое шёл тральщик «Гак» с развёрнутыми тралами, он обеспечивал протраленную полосу, по которой двигался весь отряд. За «Гагом» — тральщик «Ударник», третим «Вирсайтис», затем «Минна» транспорт № 548, буксиры и замыкала конвой канонерская лодка «Лайне». Шёл снег и температура воздуха была минус 13 градусов.

В 3 часа 30 минут «Ударник» сделал роковой правый поворот, «Вирсайтис» повторил манёвр впереди идущего и через минуту с левого борта в корме раздался взрыв мины. Считается, что из-за ошибки девиации компасов отряд шёл южнее расчётного маршрута и в итоге наскочил на северную часть большого финского минного поля, перегораживающего почти всю центральную часть Финского залива по этому меридиану.

На минном поле

«Русиньш» подходил к точке гибели «Вирсайтиса» с юга. Мы шли фактически по тому самому минному полю, где каждый метр в годы войны таил смертельную опасность.

В точке погружений находились два корабля — эстонский «Tasuja» A-432 и финский «HALLI» 899. Финский корабль имел специальное оборудование для водолазных работ, барокамеру и использовался как база водолазов при глубоководных погружениях. Эстонский корабль оказывал логистическую поддержку латвийским подводникам.

Место гибели «Вирсайтиса» было обозначено двумя буями (как рассказывали дайверы — один буй закреплён на рубке, второй на корме). От отряда отделилась жёстко-надувная лодка и направилась к «Русиньшу». На лодке латвийские водолазы во главе с команд-лейтенантом Юрием Тимофеевым.

Мы старые знакомые, Юрий Тимофеев начальник Центра обучения водолазов в Лиепае, герой моего рассказа «Минный класс», опубликованного в журнале «BALTFORT» № 4 (9) за декабрь 2009 года, в котором шла речь об уникальной операции разминирования русской морской мины образца 1877 года, найденной под Ригой. Всегда следует помнить, что там где за дело берутся латвийские морские минёры, там будет профессионализм, отвага и безусловно выполненное задание.

Тимофеев доложил министру обороны о ходе подводных изысканий. Министр передал водолазам памятную табличку, которая должна быть укреплена на затонувшем корабле. На табличке надпись «Latvijas kara flotes flagmanis “Virsaitis” 02.12.1941» (Флагманский корабль латвийского военного флота «Вирсайтис» 02.12.1941).

Тимофеев принял табличку, зазвучал Гимн Латвии. Лодка с водолазами отчалила от «Русиньша» и направилась к месту, где на воде виднелись два буя. В последний момент в лодку запрыгнул Райтс Вальтерс оператор телеканала LNT , чтобы заснять момент, когда водолазы будут погружаться в воду. Погружение с последующим выдерживанием режима декомпрессии при всплытии будет продолжаться около 40 минут, а пока командир корабля пригласил гостей обедать.

В кают-компании журналистам подали обед. Если вы встали в 4 утра и мчались из Риги без завтрака по ночной Эстонии, потом всё время находились на ногах да ещё на свежем морском воздухе, а море спокойно и качки нет — то нет ничего лучше и вкуснее, чем настоящий флотский борщ!

Возвращение из глубины

Лодка с водолазами вернулась ровно через сорок минут. Надо сказать, что оператор Райтс Вальтерс приплыл на «Русиньш» самостоятельно через море, вода 17 градусов, в этом году тёплое лето.

Тимофеев рассказал как выглядит затонувший «Вирсайтис». Корабль стоит на ровном киле, корма оторвана, мачты покрыты рыболовными сетями. Видимость небольшая, многие части корабля узнаются с трудом.

Да, на палубе есть кости, сапоги, очень много оружия, винтовки, пулемёты Максим на колёсиках, ящики с боеприпасами. Носовая пушка калибром 100 мм, ствол сплошная труба, щитовое закрытие пушки с закруглёнными формами — это говорит о том, что при перевооружении в 1941 году в Кронштадте на «Вирсайтис» были установлены орудия Б-24БМ.

Наступает момент траурной церемонии. Офицеры и мичманы корабля одели чёрную парадную форму. Своё слово сказал военный капеллан. Матросы опускают на воду венки цветов, Венков три — от министра обороны, от командующего НВС и от командира Флотилии морских сил. Звучит траурная мелодия, венки с крано-белыми лентами уплывают в море, один венок, от командующего ВМС, самостоятельно поплыл туда, где на воде стояли два шара — к «Вирсайтису».

Автору доводилось много раз присутствовать на подобных морских церемониях, но эта была особенной. И реальными были 237 человек, лежащие на морском дне, и реальным был сам корабль, который, казалось, сейчас восстанет из пучины, закачается на волнах, как прежде на парадах на Даугаве, и на палубе его будут построены матросы в бескозырках с короткими латвийскими ленточками. На палубу «Вирсайтиса» вступали латвийские президенты — Ульманис, Чаксте, военный министр Балодис, командущие флотом адмиралы Кейзерлинг и Теодор Спаде и много много официальных лиц Латвийской республики.

Равнение на флаг

Символично, что современный латвийский военный флот через 72 года пришёл к своему флагману, отдал честь и почтил память погибших и корабля. Недалеко от берегов острова Хийумаа на дне лежит второй латвийский корабль «Иманта». Его судьбу следовало бы тоже установить и отдать дань памяти.

Визит к «Вирсайтису» имеет и большое значение для других стран. Известно, что на дне Финского залива находится тральщик «Президент Сметона», единственный корабль небольшого военного флота Литовской республики, погибший в 1945 году. Польский военный флот планирует экспедицию для поиска польской подводной лодки «Орёл», затонувшей в июне 1940 года в Северном море.

Эстонские исследователи не теряют надежду найти в Финском заливе вторую эстонскую подводную лодку «Калев», также не вернувшуюся из похода в 1941 году.

Поход к «Вирсайтису» стал возможен благодаря сотрудничеству историков и энтузиастов военной истории из Латвии, Эстонии, России и Финляндии. Несомненно мужество современных латвийских моряков воплотило в жизнь смелую идею погружения к затонувшему кораблю. У автора состоялся разговор с известным эстонским исследователем истории моря Велло Массом. Автор поблагодарил капитана Масса за исходную информацию и помощь в реализации проекта. Со своей стороны Велло Масс поздравил Юрия Мелконова и всех латвийских моряков с успешной реализацией идеи похода к затонувшему «Вирсайтису».

Юрий Мелконов
Фото Сергея Мелконова


Воспоминания Александра Андреевича Шевчука сигнальщика с «Вирсайтиса».

Это фрагменты из книги «Вид с Касьяновой горы».

«02.12.41 17.55

Снег пошел….
Наверх, вы, товарищи!…

Прощай, пылающий Гангут! Воистину красный. Прощай и ты, первая наша потеря у маяка Юссаре. Ты как залог, что мы еще вернемся сюда. Пусть гранит тебе будет пухом, Богданов из Боровичей…

Командир отряда Шевцов ушел от нас на БТЩ (базовый тральщик, прим. ред.) «Гак» — он идет впереди, с тралами, вторым «Ударник» (тральщик прим. ред), потом мы, за ними «Минна», буксиры. Замыкает конвой главная сила Гангута — эстонка «Лайне» (канонерская лодка «Лайне» прим.ред.). Эсминцы и «Сталин» остались забирать последние тысячи.

Небо горит за кормой!

- По секторам смотреть! Что там у Юссаре?
- Ничего не видно, товарищ командир.
О, красавица, вышла луна. Мы — как на ладони. Надо бы спуститься поужинать, да кусок в горло не лезет — Богданова убитого вижу.
Спускаюсь в кубрик, раскрываю «Цусиму». Ну-ка, Алексей Силыч, свет Новиков-Прибой, что происходит сейчас у вас на «Орле»?

Хриплый голос Вани Березкина:

- Саня! На вахту. Забыл?
- Иду, иду. Никак от книги не оторваться.

Набрасываю на плечи тулуп. Я — на левом крыле мостика, Лобанов — на правом. Как всегда, ботинки у него не зашнурованы, шинель не застегнута: Лобанов уже тонул, на танкере, в Таллинском переходе.
Гриша, смирный, притихший, стоит возле рулевого. Луна спряталась. Огромное зарево заполыхало за кормой. Потом донесся протяжный гул. Потом — еще, еще. Жора-лейтенант вышел из рубки:

- Это «Сталин»…

Молчим. Есть о чем помолчать. Снова — пламя и грохот. Мяккилуото (финская батарея) бьет по горящему турбоэлектроходу.
Ни «Ударника», ни БТЩ впереди: луна скрылась за тучу. Провожу по своему сектору биноклем…

- На левом траверзе силуэт подводной лодки! В надводном положении! — кричу.
- Носовая… огонь!

Яша Румянцев, словно только и ждал этой Гришиной команды: гхах! Перезарядил: гхах! Попали, нет ли — не видать. И вдруг оттуда, от лодки — фуррр! И еще. Второй снаряд разорвался у самого нашего борта. Осколки искры высекли из Яшиной полубашни!

- Огонь! — приказывает Гриша.

А подлодка… уже пошла на погружение.

Время 03-30. Ветер — 17 метров в секунду (семь баллов). Температура воздуха минус 13. Следить за погодой — мой кусок хлеба. Анемометр в руке…

-Смотреть, смотреть! — шумит Гриша.

И без шума ясно, чем пахнет недосмотр. Лодка-то…

Снова светло. Луна! Даже в войну красиво. Впереди замигал зеленый огонек — «Ударник» правый поворот показывает.

- Право руля.
- Руль вправо.

Спускаюсь в большой носовой кубрик — Кузе, рулевому, смену разбудить. Храп. Стон. И враз… кубрик подпрыгнул от мощного взрыва! Пулей на мостик. Пар из котельной; волны через кормовой мостик; механик Киртс над пропастью, где была корма, в белых кальсонах (кормы с пушкой нет). Все это фиксируется в какие-то доли секунды.

Мимо нас — белое привидение — транспорт «Минна»…

- Сигнальщик! На «Ударник»: имею пробоину (кормы нет!), — диктует Гриша, — прошу оказать помощь.

«Ударник» разворачивается (на минном поле) пытается подойти к нашему тонущему левому борту. Проснулись-опомнились пассажиры. Как вода с плотины — снесли леерные стойки, хлынули (тральщику удалось стукнуться в наш борт) на палубу ТЩ, мимо, на палубу, мимо! Борта кораблей сплющивают упавших…

Пытается командир «Ударника» еще раз подойти, но его отбрасывает волной (семь баллов).

- Саша, — говорит Жора-лейтенант, — посвети спичкой, посмотрим место, где тонем. Так…. Банка Кальбодагрунд, справа — Юминданина…
Глубина 65 метров.

Штурман привязывает к рулону с картой грузик.

Спокойствие лейтенанта передается и мне, я перестаю дрожать (корабль держится!) Мы обнимаемся…
На шкафуте — боцман, катер. Люди обсели — катер о фальшборт!

Два лейтенанта армейских с пистолетами в руках возле кучи спасательных поясов, собираются палить друг в друга. Климов:

- Возьми фланельку, хочешь — бушлат! (И этот, как те лейтенанты).

А корабль держится!

Никого на носу. Осталось до «купели» метра полтора…

- Мама, мамочка!…

После рассказывал Бумберс: «Мы… это, когда было мера три до «Ударника», прыгнули. Я, Данилушкин, Крастыньш. Простояли до Гогланда — негде было сесть, столько людей спасли матросы…».

Рассказывает Петя Акентьев: «Я тоже сделал сальто, но… попал за борт, между двух корпусов. Как меня не раздавило, не сделало из мене блин — удивляюсь. Ору. Подали с «Ударника» конец, я уцепился за него зубами, как вошь за кожух!».

Жора-лейтенант: «Документы утопил, не знаю, что делать? Смотрю — механик Киртс пояс надевает… Вместе прыгнули за борт, волны разбросали нас. Вдруг слышу голос Гриши. Шлюпка на гребне волны! Кричу, захлебываюсь…

Замерзаю, чувствую — конец. Нащупал пистолет в кармане, но пальцы не подчиняются… теряю сознание. Потом — шум! Шум мотора слышу! Морской охотник! Кричу… Подобрали».

Комиссар Фролов: «… Кажется, не помню, я за какой-то ящик ухватился, потерял сознание. Как иголку в сене, нашел меня «Ударник». Ефимов, командир, старый мой приятель. Спасибо ему».

…Мешают валенки. Начинаю стаскивать их, захлебываясь, под водой. Пробкой вверх, на трехметровую волну! Руки — грабли, молочу локтями подальше от корабля, а то утянет за собой. Вокруг — головы, ящики…

- Маруся, — кто-то кричит, — прощай!
- Вставай, проклятьем… — голос тонкий, обрывается.
- В господа…в адмиралов… Не умеют воевать! Аааа!

Теряю сознание. Очнулся от грохота: «Вирсайтис» — вертикально (все с него осыпалось)… На фоне луны. Постоял так с минуту и… пошел вниз, как решившийся на все самоубийца. Тихо стало. Никто не поет, не ругается. Кто-то рядом хекает…Двое в гимнастерках. Глаза красные, навыкате, — хватают меня за ноги, за шею…

- А ну, отлупись на два лаптя в сторону! — кричу акентьевскую фразу и ухожу с этими двумя под воду. И там, вопреки психологии утопающих, они меня упускают.

…Звездочка. Маленькая, но яркая. Низко так, кажется, метров десять до нее. Венера? Марс?

Я из седых глубин земного горя
Лицом тянулся к утренней звезде…
Все, хватит! Не на что больше надеяться, все наши корабли ушли. Руки по швам — пошшел вниз.
Страшно быстрое кино крутит передо мной жизнь: мама повязывает платок (у меня болят уши), Галка целует, привстав на цыпочки, технорук Петровский (в военном) смотрит мне в глаза…
Нет, нет! Если каждый вояка будет так легко сдаваться… Выталкиваю себя! Глубоко, однако, я уже успел утонуть. Хватаю, как рыба, воздух…Винты! Проворачиваются, «живые». От винта! На корме… Не по-нашему написано… Неужели немцы подбирают? Нет уж, сучки, лучше я сам… Гребу локтями… А что же там написано? Да… это же «Лайне»

- На «Лайне»! Спасите! — кричу. (Слева, на луне, черные головы-валуны. Цепляются зубами за поданные концы, срываются…) — Спасите!
- А ты кто такой? — почему-то спросили с мостика.
- Сигнальщик с «Вирсайтиса»!

Бросили спасательный. Меня стало ветром относить от корабля. Бросаю круг. Смотрю: шлюпка на талях по правому борту. Я к ней. Два человека качаются вверх-вниз. Уловил момент — раз! — локтями за борт.

- Забрасывай ноги! — кричат.
- Нет ног, отморозил, кажется.
- У нас все равно нет врача! — пьяный голос.

Набрасывают, однако, под мышки петлю. Все. Выключился.

Снится: кто-то подбрасывает меня вверх. Больно. Возвращаюсь к жизни. «Подорвались, подорвались!» — слышу. Открываю глаза: красноармейцы сбились у люка, лезут друг на дружку… Паника.

Бежать не хочется. И не могу: все тело — сплошная рана. Осматриваю себя, как та английская бабка у Маршака: ей-богу, это не я! Я на решетках над котлом, в валенках, в белых брюках, гимнастерка с ефрейторской штукой в петлице, на голове полотенце…Уши потрогал: волдыри.

Возвращаются на прежние места красноармейцы: это был не взрыв — шуровку уронили в кочегарке! Нервы… А вот это уже настоящий взрыв! Но никто никуда не побежал. Узнали: канлодка «Волга» подорвалась. Но идет самостоятельно.

На мертвых ногах спускаюсь с просушки вниз.

Команде «Вирсайтиса» построиться!

Боже! Да это же Бумберс! Даргайс бедрис! (дорогой товарищ!) Я люблю вас! (Эс юс милу)!

Строимся. Кто в чем. Сколько-то нас осталось?..

- Па парятку расшитайсь! — командует наш дорогой латыш.
- Первый!
- Второй!

Шестьдесят четыре в строю. С командирами. Значит, погибли — команда — 29 человек…

(Годы спустя — было время — посчитали: всего из 240 гангутцев и 93 членов команды спаслись 96. 237 — остались там… Заплатили за нас).

Бредем…Женщины, все повидавшие кронштадтские бабоньки, смотрят на нас, пригорюнившись.

Моряки с погибшего корабля — сироты — идут…»

В результате проведенной Балтийским флотом операции с 23 октября по 5 декабря из гарнизонов Ханко и Осмуссара, насчитывавших 27 809 человек, доставлены в Ленинград и Кронштадт 22 822 человека, стрелковое вооружение, легкая и зенитная артиллерия. Кроме того, корабли доставили в блокированный город 1200 т продовольствия и 1265 т боезапаса. Потери при этом составили 4987 человек, или 17,8 %.
 
melkon
Автор melkon Сентябрь 10, 2013 00:00
Написать комментарий

Комментариев нет.

Комментариев пока нет!

Комментариев нет, но вы можете быть первым, чтобы комментировать эту статью.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.