Боевой дизель

melkon
Автор melkon Июль 4, 2004 00:00

Боевой дизель

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

- Справа тридцать, вижу дымы кораблей. Конвой транспортов противника! — доложил наблюдательный пост с маяка Сааре. Капитан Стебель повернул визир в направлении входа в Ирбен и посмотрел в окуляр. Маленькие силуэты кораблей медленно втягивались в пролив.

- Батарея, боевая тревога! — приказал комбат. Резкие звонки колоколов громкого боя разнеслись над мысом Сааре. В прибрежном лесу замелькали черные бушлаты матросов.

- Дизельные, перейти на боевые дизеля! — передали с командного пункта.

Вентиляционные решетки на бетонных артблоках вздрогнули и выбросили в июльскую жару упругие струи синеватого дыма. Из-под земли нарастал гул работы подземной электростанции. Тяжелые, бронированные башни повернулись и направили стволы 180-мм орудий в утренний горизонт моря.

По сигналу тревоги Павел Долгов вскочил с лежанки и бросился к щиту управления дизелями. Последние дни они с Николаем Соколовым, электриком с ленинградского завода «Электросила», спали прямо в дизельной первой башни, чтобы по тревоге успеть быстро обеспечить подачу электроэнергии на батарею.

- Николай, глуши бытовой дизель, переходим на боевой! — крикнул Долгов Соколову и резко открыл кран подачи сжатого воздуха для запуска дизеля. Маховик двигателя тяжело провернулся и закрутился с нарастающей быстротой. Стук клапанов перешел в ровный рокот, генератор выдал напряжение, стрелки вольтметров поползли и остановились на цифре «220».

- Есть рабочий режим! Напряжение в норме! — прокричал Соколов Долгову и они оба с тревогой посмотрели вверх, где гудели электромоторы башни.

- Работают механизмы подачи, пошли пороховые заряды, соседи наши стараются — крикнул Павел. Дизель-генераторная находилась в самом низу артблока, а по соседству с ней, за толстой бетонной стеной, по кругу, располагались погреба пороховых зарядов. Бетон взрогнул, казалось все соооружение воспринимает какую-то огромную тяжесть.

- Башня поворачивается. Наводят на цель, — определил Соколов — держись, сейчас врежут!

Выстрел прогремел неожиданно. Весь артблок содрогнулся, лопнула лампочка на потолке, колыхнулись стрелки приборов. Тонкая струйка масла выбила из-под фланца маслопровода и ударила в стену.

- Из двух стволов сразу жарят! Смотри за генератором! — крикнул Долгов, скинул с себя телогрейку и набросил ее на течь масла. Павел быстро подтянул крепления фланца и утечка прекратилась.

Залп следовал за залпом, грохотали бетонные перекрытия, звуки ревуна перед выстрелами, казалось, сливались в один непрерывный рев. Долгов непрерывно смотрел то на дизель, то на стрелку амперметра.

- Максимальная нагрузка, работают все механизмы башни. Выдержит ли наш дизель-генератор? Выдержит! Наш, горьковский дизель выдержит! На Русском острове дизель-генераторную на Ворошиловской батарее смонтировали, а там башни 305-мм орудий, ничего работает, — напряженно думал Павел. Дизель ровно гудел, клапанные коромысла весело прыгали вверх-вниз, маховик вращался, как один блестящий диск.

В верхний люк просунулась голова старшины батареи Анисимова:

- Ну как, мотористы, держитесь? Жарко? Фашисткий конвой рабили в щепки! Сейчас закончим. Стволы раскалились, а то бы еще врезали фрицам! Ну ничего, катерникам оставим работенку. Торпедные катера уже вышли из Мынту!

Долгов устало улыбнулся старшине и спустился вниз. Стрельба прекратилась также внезапно, как и началась. Колокол громко звякнул: — «Отбой боевой тревоги».

- Глуши боевой! Запускаем сороковник! — скомандовал Долгов. Лента привода генератора еще несколько секунд крутила динамо-машину и вскоре остановилась. Павел обошел и осмотрел горячий, еще дымящийся дизель, проверил расход масла и топлива. Все в норме, если понадобится, в любой момент двигатель снова готов к боевой работе. Долгов машинально протер заводскую табличку; две большие буквы ДР — завод «Двигатель революции».

По крутому трапу Павел поднялся наверх и по длинной патерне вышел на воздух. Июльское солнце стояло уже высоко. В траве он заметил уползающую большую сааремскую улитку.

- Свой дом с собой носит, она всегда дома, а человек ездит по свету, но всегда стремится домой, — подумал Павел. На тропинке, ведущей к командному пункту батареи, Долгов заметил быстро идущего к артблоку командира батареи капитана Стебеля,

- Хорошо потрудились, Павел Георгиевич, обеспечили бесперебойную подачу электроэнергии на батарею. Успех сегодняшнего боя, во многом и Ваша заслуга, — сказал Стебель.

Чувствовалось, что командир доволен утренним боем. Шутка сказать — первый бой батареи! Целый месяц батарея пропускала одиночные транспорты противника в Ирбене, стараясь не обнаружить себя, но первый же конвой, который вез войска для немецкой группировки, наступающей на Ленинград, уничтожен почти полностью!

Следующую ночь Долгов и Соколов решили провести в казармах батареи в Лябаре. Немцы, после такого разгрома, скоро в Ирбенский пролив не сунутся, можно хотя бы ночь отоспаться. В дизельной оставили вахтенного матроса, а сами отправились в деревню Лябара. В военном городке, только что построенном эстонской фирмой для личного состава батареи, сходили в баню. Вечером Долгов достал заветную, припасенную еще с Горького, бутылку коньяку (берег для госкомиссии, сказал Павел), а Соколов вытащил из чемодана пачку «Беломора», фабрики имени Урицкого. Посидели, вспомнили довоенное мирное время, родных и близких.

Перед самой войной Долгов выслал домой вызов для жены и сына. Жена ездила с ним и в более дальние командировки, на Дальний Восток и в Иран, везде где он, как ответственный сдатчик монтировал дизельные электростанции.

- Неужели они поехали в Эстонию? Тогда война застала их в дороге. Где они сейчас? — думал Павел.

Сюда, на эстонские острова Эзель и Даго он приехал ранней весной 1941 года. Монтажники горьковского завода «Двигатель революции» заканчивали сборку дизелей на четырех башенных батареях Моондзундских островов.

Сначала был короткий визит на остров Осмуссаар. Три дизеля 314-й батареи там сдали быстро. Строителей на острове было много, работы велись ударными темпами. Потом собрали и сдали дизеля 316-й батареи на мысе Тахкуна, на острове Даго. В начале июня торпедный катер перевез Долгова на остров Эзель, где в первую очередь запустили дизель 317-й батареи на полуострове Нинасе. Затем в кузове полуторки Павел проехал по пыльным дорогам Эзеля до самой южной точки острова — мыса Церель, где строители завершали монтаж оборудования 315-й батареи. Сборку дизелей закончили 21 июня 1941 года. Батарею сдавали госкомиссии 25 июня. Правда, комиссия не приехала, но приемку провели «как для себя». Всего на батареях Моонзунда было установлено 10 дизелей производства завода «Двигатель революции» мощностью 140 л.с. каждый, с генераторами ленинградского завода «Электросила».

После окончания работ для гражданских специалистов еще была возможность уехать домой. Капитан Стебель собрал монтажников и попросил их остаться. Мы не знаем, какие слова говорил командир батареи, но наверняка он сказал, что молодые краснофлотцы еще не освоили новую технику, что война продлится недолго (известно, что семья капитана Стебеля уехала с острова, но он запретил им брать с собой зимние вещи: до холодов вернетесь!) и сейчас для страны очень важно остановить врага здесь, не дать ему пройти в Ирбен, не так, как пропустили немцев в 1917 году.

Я не могу приказать вам остаться, но наш долг, как солдат, защищать Родину здесь, на берегу Ирбенского пролива. И еще, наш долг, как коммунистов, быть всегда там, где нужно стране и партии! — наверное так говорил командир, ставшей потом легендарной 315-й батареи.

Специалисты заводов «Двигатель революции» и «Электросила» остались на батарее. Уехала бригада монтажников Ленинградского Металлического завода, которые монтировали орудийные башни, им предстояло еще строить батареи на Дальнем Востоке. На острове Осмуссаар монтаж башен вели уже в ходе войны. Там монтажники Ленинградского Металлического завода не имели возможности уехать, берег уже был занят врагом. Специалистов включили в состав боевых расчетов 314-й батареи, а молодых матросов отправили на противодесантную оборону острова. Огонь 314-й батареи был исключительно эффективен, профессионалы умели делать свою работу. Так же и на 315-й батарее, Павел Долгов и Николай Соколов могли уехать, но остались и батарея получала энергию бесперебойно. Но им пришлось пережить и всю тяжесть последних дней обороны Цереля.

Потом был плен, лагерь для военнопленных под Таллинном. Немцы тщательно отбирали среди пленных тех, кто владел специальностями. Павла и Николая отправили в город Гдов и определили на работу в паровозоремонтные мастерские. Вскоре сюда стали прибывать для ремонта подбитые немецкие танки.

Подпольная группа в мастерских наладила работу по срыву сроков ремонтных работ. Это злило немцев, но пока они относили задержки с ремонтом «на неумение работать с механикой представителей низшей расы». Опытный дизелист Долгов наладил работу по выведению из строя танковых двигателей, таким образом, чтобы поломка проявлялась не сразу, а через определенное время. Вскоре из войск начали поступать сигналы, что отремонтированные танки останавливаются на поле боя, танковые двигатели глохнут, когда работают на максимальных режимах и русские тут же расстреливают неподвижные тяжелые машины. После расследования немцы догадались, кто так умело подставляет их танки под огонь русской артиллерии. Подпольщики были арестованы и после пыток растреляны. Инженера Павла Долгова и руководителя подпольного райкома ВКП(б), как самых опасных врагов рейха — повесили. Казнь состоялась 9 января 1944 года, на окраине города Гдов, у кладбища. Павлу Георгиевичу Долгову в этот день исполнилось 40 лет. Через две недели Гдов был освобожден войсками Красной Армии.

После войны жители эстонских островов сидели без электричества, все хозяйство было разрушено. Но эстонцы хорошо знали, что глубоко под землей, на затопленных башенных батареях должны были оставаться мощные дизель-генераторы. Конечно, их вывели из строя при отступлении, но все можно отремонтировать. Новые дизельные электростанции на острова никто тогда бы не выделил, это было строго фондируемое оборудование, которое поставлялось только для важнейших государственных объектов.

В 1955 году на мысе Тахкуна из подземелий 316-й батареи, работники Рыбпромкомбината острова Хийумаа извлекли дизель-генератор, пробывший под водой 14 лет. Агрегат отремонтировали и установили на электростанции города Кярдла, где он проработал до наших дней, давая свет и тепло жителям острова Хийумаа. Островитяне не знали, какой завод делал эти сверхнадежные и выносливые дизели, они запомнили только одно — агрегат «Двигатель революции».

Дизели для моондзундских башенных батарей в 1940 году поставил горьковский завод «Двигатель революции». А появился дизельный завод на берегах Волги, в Нижнем Новгороде, в 1915 году. Это был эвакуированный из Риги машиностроительный и чугунолитейный завод «Фельзер и К».

Продолжение следует.


Юрий Мелконов
Рига — Нижний Новгород
Май 2004 года


 

melkon
Автор melkon Июль 4, 2004 00:00
Написать комментарий

Комментариев нет.

Комментариев пока нет!

Комментариев нет, но вы можете быть первым, чтобы комментировать эту статью.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.