Сражение при Гросс-Экау

melkon
Автор melkon Июль 23, 2012 00:00

Сражение при Гросс-Экау

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Сражение при Гросс-Экау

21 июля 2012 года Балтийская военно-историческая ассоциация и самоуправление города Иецава в рамках юбилея города «Иецава-520» провели историческую реконструкцию боя при Гросс Экау, которому в 2012 году исполняется 200 лет. На месте подлиных событий прошла реконструкция военный действий.

В мероприятии принимали участие группы реконструкторов из Латвии, Литвы, Польши, Германии, Белоруссии, России. Особо хотелось выделить группу реконструкторов из Риги, которые показывали Русско-немецкий легион. Легион был сформирован из немцев, проживающих на территории Курляндии и Лифляндской губернии и участвовал в боях с армией Наполеона.

То ли дело под шатрами в поле лагерем стоять…

Реконструкция началась с построения войск в лагере. Надо сказать, что сам лагерь расположился на месте, где раньше находился дворец графа Палена. Реконструкторы жили в полотняных палатках, спали на сене, которое им любезно предоставило Иецавское самоуправление и вечером проводили время у костра.

Один из свидетелей того боя — река Иецава (Экау) также как и 200 лет назад несёт свои быстрые воды в направлении Елгавы и впадает в реку Лиелупе. Неширокая, неглубокая, каместая река: — историки писали, что прусские войска переходили Экау вброд.

Под барабанный бой, с ружьями «на плечо», группы выдвинулись к месту сражения. Разнообразие форменной одежды, атрибутов, экипировки, оружия, султаны и кивера, польские «конфедератки» и меховые шапки — всё это присутствовало среди реконструкторов.

Интересно было наблюдать, как польские пехотинцы, двигаясь вдоль реки Иецавы, выслали вперёд боевое охранение. Красивый бой по захвату моста через реку Ецава вполне мог служить иллюстрацией к событиям 200-летней давности. Стороны перестреливались через реку, звуки выстрелов гулко отзывались в окружающем лесу под журчание реки. Боевая группа поляков переправилась через мост и схватка разгорелась на другом берегу. В бою отличились варшавские энтузиасты военной истории.

Затем центр событий переместился на поле рядом с церковью. Сама Иецавская церковь является свидетелем того самого боя и за церковной оградой укрывались русские стрелки.

На поле сражение гремело с полной силой, различные эпизоды происходили постоянно. Дождь наконец-то закончился, выглянуло настоящее июльское солнце и яркие мундиры и аммуниция блестели на фоне свежей зеленой травы.

Поле боя у церкви было покрыто дымом, гремели выстрелы пушек и ружей, проносилась кавалерия, под барабан роты шли строем в атаку, и сходились, и блестели сабли и клинки в рукопашной схватке.

Несомненно, впечатления от этого зрелища надолго запомнятся многочисленным зрителям из числа жителей Иецавы и туристам, специально приехавшим со всей Прибалтики.

Отечественная война 1812 года на территории Латвии

События Отечественной войны 1812 года вихрем пронеслись и по территории Латвии.

После форсирования Немана 24 июня 1812 года армия Наполеона направилась на Москву, а 10-й корпус маршала Макдональда двинулся на север с направлением на Миттаву (Елгаву), Ригу и Динабург (Даугавпилс) Иецава важный перекрёсток дорог в Курляндии на пути в Ригу. Село Иецава (До Первой мировой войны называлось Гросс Экау) находится на реке Иецава (Экау) в 22 км от Бауски, в 30 км от Елгавы и в 44 км от Риги.

Рижским военным губернатором генерал-лейтенантом М. Г. Эссеном навстречу наступающим войскам были высланы части рижского гарнизона под командованием генерал-лейтенанта Левиза. Сражение произошло в Гросс Экау 19 июля 1812 года между частями прусского генерала Граверта и русскими войсками генерала Левиза.

Гросс Экау в те времена было имением графа Палена, известного российского царедворца, здесь находился его дворец и другие постройки поместья.

Русские войска заняли оборону в районе замка и около церкви. Жестокий бой продолжался до темноты. Положение оставалось стабильным до самого вечера, когда подошедшие войска прусского генерала Клейста ударили по русским позициям с востока. Это решило исход боя.Уже затемно несколько рот русских прорвались из окружения и соединились со своими.

В итоге русским войскам пришлось отступить. Потери составили до 600 человек — 300 пленными и 300 убитыми и ранеными. Однако прусские войска не продолжили наступление на Ригу, ограничившись занятием Митавы. Маршал Макдональдс дошёл до Динабурга, захватил крепость, но так и не продолжил наступление на Санкт-Петербург. Значение боя при Гросс Экау в Отечественной войне 1812 года именно в том, что оно остановило продвижение войск неприятеля на северо-восток России и спасло от взятия Ригу.

Бой при Грос-Экау

Генерал Эссен, надеясь удержать противника в поле и не допустить его блокировать Ригу, выслал в Митаву отряд генерала Вельяминова силою 8 батальонов, 4 эскадронов, несколько казачьих сотен и 10 орудий. Получив донесение о наступлении противника со стороны Шавель, генерал Вельяминов предполагал продвинуться вперед к Янишкам, но был сменен генералом Левизом, который, узнав о движении противника через Поневеж к Бауску, вполне благоразумно решил не рисковать дальним наступлением со слабым отрядом, состоявшим из наскоро обученных резервных батальонов и ограничился переводом отряда из Митавы в Грос-Экау, где 6 июля и занял позицию за ручьем Экау.

Стычка перeдовых частей у Карлсгофа

7 июля авангард средней колонны, под командой полковника Редера, в 14 верстах от Бауска, у Карлсгофа столкнулся с нашим отрядом, высланным генералом Левизом для захвата горада Бауска. Считая его авангардом неприятельской колонны, полковник Редер послал донесение и просил поддержки из колонны главных сил.
Прусский генерал Граверт, получив донесение, немедленно выдвинул рысью в поддержку авангарду 2 головных эскадрона и полубатарею, а следом за ними еще 2 эскадрона. Заметив приближение поддержки, полковник Редер лихо атаковал казаков и потеснил их передовые части, но как раз в это время на правый фланг пруссаков бросились казачьи сотни, стоявшие укрыто за высотой, и отбросили пруссаков; увлекшись преследованием и захватом пленных, казаки были неожиданно атакованы во фланг двумя эскадронами драгун, прибывшими из колонны главных сил, и отошли к небольшой роще, занятой слабыми частями нашей пехоты. (Во время атаки ранен в лицо казачьей пикой ротмистр граф Бранденбург.)

Подход к полю сражения корпуса генерала Граверта

Выяснив из расспроса захваченных пленных, что отряд, с которым произошла стычка, состоит из 4-х батальонов и 4 сотен (По непродолжительности боя видно, что отряд был значительно слабее.) и что главные силы генерала Левиза с 10-ю орудиями занимают укрепленную позицию за рекой Экау, полковник Редер приостановил наступление и ограничился занятием высот у мызы Карлсгоф, выжидая подхода главных сил колонны. С приближением последних наш отряд отошел по дороге к Грос-Экау.

Выяснив обстановку, гененрал Граверт решает: атаковать противника у Грос-Экау 2-мя колоннами — с фронта — средней и с левого фланга и с тыла — колонной генерала Клейста и в 12.30 дня посылает Клейсту приказание свернуть влево на Экау и атаковать противника во фланг и тыл. Приказание застало Клейста в четвертом часу в Ламбертсгофе, в 15 верст. от Экау, в тот момент, когда он получил приказание Макдоналда следовать к Фридрихштадту в поддержку 7 французской дивизии. Клейст, не колеблясь, решил идти в поддержку товарищу и в 7 ч. вечера прибыл на поле сражения у Грос-Экау.

Средняя колона генерала Граверта, после небольшого привала у Карлсгофа, в 7 верстах от Грос-Экау, двинулась далее в следующем порядке: авангард, полковник Редер — 4 эскадрона драгун и конная батарея, прикрытая по флангам стрелками капитана Гуго, которые осматривали кустарник у дороги и очищали его от наших дозоров (примерно так двигалось боевое охранение поляков на реконструкции — Ю.М.); в ½ версты за авангардом — вся артиллерия; по флангам ее, без дорог, колонными путями, наступала пехота. Авангарду поставлена задача — оттеснить передовые части противника за реку Экау, иначе говоря, прикрыть развертывание колонны главных сил.

Полковник Редер вполне успешно выполнил задачу: встретив у корчмы Билен, в 5 в. от Экау, передовые части отряда генерала Левиза. Он приказывает коннице охватить правый фланг противника, а стрелкам капитана Гуго — левый фланг и вызывает на позицию конную артиллерию.

Несмотря на это, наши передовые пехотные части медленно, шаг за шагом отошли на позицию у фермы Клейн-Зорген, преследуемые артиллерийским огнем. Вызовом артиллерии на позицию полковник Редер имел в виду главным образом связь с колонной генерала Клейста.

Развертывание колонны генер. Граверта и завязка боя

Подойдя к селению Георгенгоф, в 5 ч. дня, колонна генерала Граверта приостановилась, выжидая подхода генерала Клейста, и снова дала несколько сигнальных артиллерийских выстрелов. Около 7 часов вечера авангард, продолжая наступление, ударом в штыки вытеснил наши передовые части из фермы Клейн-Зорген. Энергично преследуя их, стрелки капитана Гуго захватили с налета отдельный двор на левом берегу реки Экау и прикрыли развертывание колонны главных сил, которая, следуя за авангардом, вскоре заняла левый берег реки, выжидая подхода колонны генерала Клейста.

Позиция у Грос-Экау

Значение мызы Грос-Экау заключается в том, что она расположена в узле путей от Бауска, Митавы, Риги и Фридрихштадта. Это то значение мызы и заставило генерала Левиза выбрать здесь позицию для боя с прусским корпусом.
Поле сражения у Грос-Экау ограничено на юге и западе рекой Экау, на востоке — направлением Цеснек, Балке. Река Экау к югу от мызы делает крутой поворот к северу (под прямым углом); ширина реки 100 шагов, у моста — 200-250 шагов, глубина 2-3 фута, течение быстрое, дно каменистое, затрудняющее переправу в брод. Долина реки, шириной 500 шаг., ограничена с левого берега реки почти отвесными скатами, поросшими кустарником, с правого берега — грядой холмов, пологих до мызы, крупных к югу от нее и обрывистых к западу, у пастората.

К западу от дороги, в 200 шагах от берега реки — сильный опорный пункт: каменная лютеранская церковь (Построена в 1567 г. герцогом Кеттлером), обнесенная невысокой , по грудь каменной же стенкой, 5-угольного начертания (каменная ограда церкви построена в 1804 г. графом Паленом и сохранилась в том же виде до сих пор. По преданию, молодой граф Пален, возвращаясь из похода с небольшой командой, расположился биваком у церкви и приказал солдатам разобрать для топлива деревянный забор, окружающий кладбище. Получив в 1795 г. в подарок от Императрицы Екатерины II замок Грос-Экау — граф Пален (православный) в 1804 г. на свои средства возвел каменную ограду вокруг лютеранской церкви, “чтобы избавить молодых офицеров, проходящих с командами через Грос-Экау, от соблазна брать для топлива церковный забор» — со слов пастора Треффнера.). Обстрел со стенки 200-300 шагов; выхода два — в мызу и к стороне пастората. Пасторат, место упорного боя — прочное каменное строение. (В настоящее время расширен пристройками с обеих сторон, но центральная часть строения не изменилась.)

У моста через реку, на правом берегу, корчма — прочное каменное одноэтажное здание (Сохранилось до сих пор); в 200 шагах к западу от корчмы, на том же берегу был расположен отдельный двор. (Ныне водяная мельница; возможно, что она существовала и в 1812 году.) Между пасторатом и церковью — глубокий овраг. Вся позиция генерала Левиза густо заросла кустарником и фруктовыми садами. В народе сохранилось воспоминание, что все это до корня было вырублено отрядом генерала Левиза для расчистки секторов обстрела.

В 1 версте к востоку от местечка, на левом берегу реки, расположен замок Грос-Экау (Сохранился без изменения до сих пор.), а против него — хозяйственные постройки и ветряная мельница.

В местечке и в замке — мосты через реку Экау

Главным недостатком позиции у Грос-Экау было начертание ее в виде исходящего угла, что облегчало противнику производство охвата, а командованию левым берегом реки Экау способствовало скрытому развертыванию неприятельской колонны. Указанная позиция была занята, насколько позволяло время.

Силы сторон

Пруссаки — 8 батальонов, 6 эскадронов и 4 батареи. Всего 5600 пехотинцев, 780 кавалеристов и 32 орудия; общее число около 7 тысяч человек. (Цифра взята из «Журнала Военых действий прусского корпуса» (Tgb.I, 190). Прусский генеральный штаб уменьшает цифру до 6 тысяч человек, между тем, считая силу прусского корпуса в 20 тысяч и отряды генерала Йорка и полковника Раумера, не принимавшие участие в бою, в 10-12 тысяч человек, получим не меньше 7-8 тысяч человек).

С нашей стороны 8 слабых батальонов по 3 роты, 11 сотен казаков и 10 — 6-ти фунтовых орудий. Общее число не более 3-4 тысячи человек. (Прусский генеральный штаб, принимая каждую нашу роту в 175 чел.(?) и сотню в 150 коней(?), насчитывает у нас 6 тысяч человек; тоже и составитель “Журнала военых действий прусского корпуса”. (5700 чел.,Tgb.I, 190); на самом деле роты насчитывали не более 100 человек. Граве говорит, что генерал Левиз привел в Ригу только 2 ½ тысяч человек. (Skizz.) Сам генерал Левиз говорит, что он мог собрать у Грос-Экау только 2 тысячи человек (вероятно считая одну пехоту). Можно смело признать, что у пруссаков было по меньшей мере двойное превосходство сил.

Позиция была занята отрядом генерала Левиза следующим образом: главная масса пехоты в местечке, вдоль правого берега реки в отдельных домах; несколько рот занимали замок Экау. Резерв за местечком; там же на высоте и большая часть артиллерии.

Ход боя

Не успела колонна генерала Граверта развернуться на левом берегу реки, как раздавшиеся с правого фланга выстрелы возвестили прибытие на поле сражения колонны генерала Клейста.
Отряд генерала Левиза, угрожаемый охватом левого фланга, выдвигает из резерва часть сил фронтом на восток и выставляет против колонны генерала Клейста всю артиллерию, не отвечая на огонь колонны генерала Граверта.

В это время стрелки капитана Гуго были продвинуты вплотную к реке, с целью оттеснить наших стрелков с правого берега реки и овладеть мостом в местечке.

Выполнению этой задачи особенно мешали несколько взводов нашей пехоты, занимавших отдельный двор на правом берегу реки (По-видимому нынешняя водяная мельница), против левого фланга отряда кап. Гуго. Тогда Гуго приказывает поручику Внуку с 4 взводами стрелков овладеть двором. Внук, обстреляв из «французской» рощи отдельный двор, бросается в штыки, переходит в брод реку Экау и овладевает двором; в это время и капитан Гуго тоже переправился в брод на другую сторону моста и овладел имением. Стрелки, занимавшие корчму у моста, обстрелянные во фланг Внуком и охваченные капитаном Гуго, отходят за церковную ограду.

Наступление колонны генерала Клейста произведено следующим образом: приостановившись у села Балке, в 2 верстах от Экау, Клейст приказывает дать несколько артиллерийских выстрелов, чтобы известить генерала Граверта о своем прибытии на поле сражения. Выдвинув затем артиллерию на позицию под прикрытием 2 эскадронов конницы, генерал Клейст продолжает наступление во взводной колонне. У села Цеснек, где дорога отходит к северу от долины реки, Клейст приказывает авангарду 2 роты стрелков — наступать к замку долиной реки. Начинается затяжной артиллерийский бой, во время которого 2 батальона генер. Клейста продвигаются между берегом реки и расположением артиллерии, занявшей бугор с хорошим обстрелом. Для обеспечения правого фланга, в роще, в ¾ версты к северу от артиллерийской позиции, поставлены 3 роты и 1 взвод гусар.

Роты, направленные на замок, безостановочно продвигаются вперед и, овладев мостом через реку Экау, тотчас же входят в связь с колонной генерала Граверта.

Последний, по мосту в мызе Грос-Экау, переводит на правый берег реки всю свою конницу и артиллерию; генерал Левиз переходит в наступление и захватывает орудие, но прусская конница врубается в нашу пехоту и отбивает его.

Генер. Клейст, не обращая внимания на наши роты, засевшие в замке, методически продвигается вперед и уже подходит к мызе Грос-Экау.

Тогда генерал Граверт приказывает: одному батальону перебежать по мосту и атакой противника содействовать наступлению колонны генерала Клейста; прочим частям пехоты содействовать наступлению огнем с левого берега реки Экау.

Охваченный с обоих флангов, генерал Левиз отходит сначала к пасторату, за который завязывается упорный бой, а затем на высоту у фермы Рафтерминде и далее к Гринвальду.

В полосе между фермой Рафтерминде и пасторатом пруссаки преследовали наши войска: с нашего левого фланга — драгунами, а с правого — стрелками капитана Гуго. Драгуны, не смотря на множество канав и уже наступавшую темноту, смело атаковали наш батальон, построившийся в каре, но в это время со стороны дефиле против Фридрихсгофа появились наши казачьи сотни, которые, воспользовавшись темнотой, подобрались вплотную к рассыпавшимся драгунам и лихой атакой заставили их в беспорядке отойти в м. Грос-Экау.

Стрелки капитана Гуго и конная батарея остановили казаков, которые, исполнив задачу — задержав наступление противника до прохода нашей пехоты через гать у мызы Гринвальд, медленно отошли к мызе Гринвальд. Наступила темнота, бой замер.

Левый фланг генерала Левиза, обращенный фронтом на восток, угрожаемый охватом левого фланга колонной генерала Клейста, медленно в порядке отошел по дороге в Ригу, оставив в арьергарде конницу левого крыла.

В это время в тылу пруссаков неожиданно раздалась частая ружейная стрельба рот, окруженных в замке Грос-Экау и решивших умереть, но не сдаваться; путь отступления к Риге был прегражден главными силами колонны генерала Клейста, и эта кучка храбрецов решает пробиться через мызу Экау, по дороге в Митаву. Первое кольцо прусских войск, окруживших замок, было прорвано, с большими для наших рот потерями, и около 10 часов вечера они вышли в тыл колонне генерала Граверта у мызы Грос-Экау.

В рядах пруссаков началось серьезное замешательство; авангард Граверта, расположившийся в 150 шагах перед пасторатом, попятился назад. Стрелки капитана Гуго прекратили преследование и, повернувшись кругом, обратились против невидимого противника; конная батарея, стоявшая у пастората, тоже повернулась кругом, но огня открыть не решилась, из опасения поразить в темноте свои войска. Другая батарея, стоявшая к северу-востоку от мест., была неожиданно атакована с тыла нашими смельчаками и потеряла правофланговое орудие.

Тыловые части генерала Левиза снова перешли в наступление и снова утвердились в северной части местечка и в пасторате, но недолго — атакованные с обоих флангов части отряда генерала Левиза были совершенно окружены. Рассказывают, что в этот момент адъютант генерала Левиза испуганно докладывает: «Ваше Превосходительство, нас обходят» — Уже обошли, спокойно отвечает генерал Левиз (Skizz.31) и атакой в штыки пробивает себе путь отступления к Митаве, переправившись вброд через реку Экау против Гринвальда. Захваченное орудие пришлось бросить.

Совершенно стемнело. Преследования вне поля сражения не было. Отряд генер. Левиза отошел к Риге, частью через Олай, частью через Даленкирхен и вечером 8-го июля уже вернулся в крепость. «Солдаты были веселы и бодры как на параде». (Tgb. 190-199; G.St. 464-470; Skizz.31; Бутурл. 323-325)

У пастора Гросс-Экауской церкви сохранилась следующая, интересная запись современника события, пастора Кюна: «Семейство пастора Кюна перед боем укрылось в доме лесника. Пастор остался в пасторате, который был занят русскими войсками. В воскресенье, 7 июля, во время богослужения, в так называемой «французской» роще ( иначе — «Roggenwaldchen»), на левом берегу реки, против мельницы, начался бой между русскими и пруссаками. Во время боя пастор успел совершить таинство крещения над 3 младенцами. Собравшиеся в церкви крестьяне, напуганные выстрелами, разбежались в разные стороны. Часть их укрылась в погребе пастора. В воспоминание о бое в стене церкви у колокольни и алтаря замурованы ядра, на которых написано: «7 июля 1812 г.» Кроме того и в стене корчмы замуровано одно ядро. Сад у пастората и небольшая роща были до корня вырублены русскими. 50 убитых в сражении были погребены у пастората, правее выхода из него. На месте погребения были посажены тополя, которые разрослись впоследствии и обратились в исполинские деревья. 8 июля 1848 г., во время сильной бури, все тополя были с корнем вырваны из земли.

В 1862 г. жена пастора Кюна посадила на могиле дуб, который растет и теперь. Большая часть убитых погребена в роще (Roggenwaldchen или «французская») и у Экауской ветряной мельницы. В церковных книгах записаны имена следующих убитых в сражении 7-го июля офицеров:

а) С русской стороны : Матвей Киселев, капитан 4-го егерского полка, 43 лет, Черниговской губернии; в бою 7-го июля убит у ворот пастората, где ему оторвало ядром ногу. На том же месте майору Кузнецову оторваны ядром оба плеча; он был перевезен в Бауск, умер в лазарете через 15 дней, 22 июля.

(Далее в церковных книгах упоминается фамилия полковника Багратиона, убитого у корчмы Фанзан, по дороге в Ригу. Его тело перевезено в Ригу. Тут же говорится о прусском генерале Бахельне (вернее французском генерале Башелю), который наказал хозяина корчмы Фанзан (столяра Карла Фридриха Фрея) за распространение русских воззваний так жестоко, что он заболел и умер 9 дек.1812 г.)

б) Со стороны пруссаков:

1) фон Эссенбук, ротмистр 1-го драгунского полка; похоронен в»Roggenwaldchen».

2) Лейтенант фон Валлис, похоронен у большой Экауской мельницы.

В этом сражении победу одержали пруссаки. В пасторате был открыт лазарет и перевязочный пункт.

В этот день 7-ая французская дивизия подошла к корчме Заггер, в версте, от Грос-Экау. Артиллерийские выстрелы с поля сражения были ясно слышны в главной квартире Макдональда.
После боя части прусского корпуса расположились биваком по обоим берегам реки Экау.

Потери в боях: с нашей стороны около 300 чел., со стороны пруссаков около 100 чел. (Считается, что русские войска потеряли до 600 человек, из них 300 пленными и 300 убитыми и ранеными — Ю.М.)

Разбор

Обращаясь к разбору сражения у Грос-Экау — мы видим следующее: со стороны пруссаков: правильное решение генерала Граверта атаковать выдвинутый вперед отряд противника и нанести ему отдельное поражение; обращает на себя внимание простота задачи, данной авангарду — оттеснить противника на правый берег реки Экау и этим обеспечить развертывание колонны главных сил; разведка перед боем, произведенная начальником штаба; принятый на основании ее правильный план боя — атака противника двумя колоннами, с охватом левого, наиболее опасного, фланга противника — указывает на правильный военный взгляд Граверта; «задача стратегии, говорит генерал Мольтке, «привести войска на поле сражения по двум сходящимся направлениям». Задача была вполне успешно выполнена прусским корпусом. Правда, до владения мостами через реку Экау, колонны были разделены этой рекой, но учитывая почти двойное превосходство сил и проходимость в брод реки Экау, следует признать, что риска в отдельном движении колонны Клейста не было, не говоря уже о том, что взаимная поддержка артиллерийским огнем была вполне возможна — от местечка до замка 1 верста, предельный выстрел для гладкоствольной пушки.

Подход к полю сражения заслуживает внимательного изучения — по дороге движется только артиллерия, вся пехота следует по сторонам дороги сосредоточенно, колонными путями; авангард сбивает передовые части противника и выясняет расположение главных сил его; артиллерия под прикрытием конницы рысью выдвигается вперед в поддержку авангарда, словом, в подходе к полю сражения обеих колонн прусского корпуса мы видим почти полное осуществление современных требований военной науки.

Быстрота движения правой колонны. Постоянная забота о поддержании связи — генерал Гравверт выстрелами направляет к полю сражения колонну генерала Клейста.
Правильное понимание сущности военного искусства генералом Клейстом: получив приказание маршала Макдональда идти в поддержку 7-ой французской дивизии, он , зная, что в этот день его товарищ будет сражаться с неприятелем, решает не исполнить приказания старшего начальника, но тотчас двинуться в поддержку товарищу. («Ближний по обстоятельствам лучше судит, чем дальний» — Суворов)

В самом сражении у Грос-Экау обращает на себя внимание: полное согласие и единство действий обеих колонн, несмотря на значительное расстояние и на препятствие, их разделяющее; методическое, непрерывное наступление колонны генерала Клейста; действия конницы, которая решительной атакой содействует наступлению своей пехоты; энергичная атака стрелков капитана Гуго и, как следствие — захват моста.

Неправильно : странное отношение к пруссакам маршала Макдональда: слыша выстрелы с поля сражения у Грос-Экау, он продолжает поход к Якобштадту и даже не осведомляется, в каком положении находятся пруссаки. Это не помешало ему говорить впоследствии, что на месте генерала Граверта он захватил бы Ригу на другой день после боя. Неполное осуществление принципа сосредоточения сил на решительном пункте в решительную минуту- отряд полковника Раумера не принял участия в сражении. (3 роты, охранявшие правый фланг генерала Клейста, действовали пассивно и не перерезали нашей левой колонне путь отступления к Риге.) Затем отсутствие преследования имело следствием благополучный отход генерала Левиза к Риге.

С нашей стороны крупная стратегическая ошибка — выдвижение слабого отряда генерала Левиза к мызе Грос-Экау на 40 версте от Риги; моральное впечатление первых неудач настолько велико, что следует всеми силами стараться избегать их, почему выдвигать слабый отряд на значительное расстояние, вообще говоря, не следует; если было решено дать бой противнику вне крепости, то следовало назначить для этой цели большую часть гарнизона.

Отсутствие разведки к стороне левого фланга и отсюда неожиданное появление на этом фланге колонны генерала Клейста.

Правильно: занятие позиции не сплошное, но прерывчатое; активная оборона, выдвижение всей артиллерии в опасном направлении — против колонны генерала Клейста; постепенный отход с позиции в полном порядке, несмотря на перекрестный огонь противника при первом отступлении и на полное окружение при втором. Бессмертный подвиг нескольких наших рот, которые решили пробиться через две линии противника и смелыми действиями едва не обратили успех боя в нашу пользу.

Этот бой лишний раз подчеркнул удивительную стойкость наших войск так метко охарактеризованную Наполеоном: «Трудно рассеять русский корпус; какое-то врожденное чувство заставляет этих солдат в минуту опасности скорее собираться в кучу, нежели бежать вразброд.»

Чтобы понять всю величину подвига наших войск, необходимо учесть два обстоятельства: слабость мирной подготовки гарнизонных и резервных батальонов и численное превосходство противника. Последнее становится особенно рельефным, если поверить словам самого генерала Левиза. В своем дневнике Левиз собственноручно записал: «25 июня 1812 г. я, по повелению Императора, прибыл в армию. Пруский король назначил 20 тысяч человек в состав французского корпуса. Последний выдвинулся через Литву к Риге. 6 июля он потеснил один мой пост в Бауске. По получении сведений об этом я отправился из Митавы в Грос-Экау, где я мог собрать только 2 тыс. чел.

7 июля в 5 часов вечера меня атаковал прусский генерал Граверт с 7 тысячами человек. Я продержался 4 часа под сильным артиллерийским огнем и был счастлив, что мне удалось потерять только 300 человек и отойти к Риге, куда я прибыл в 8 часов вечера.»

Макдональд был сильно обрадован этой первой победой и в реляции сильно преувеличивал размеры успеха, но он упрекал генерала Граверта в не использовании успеха. По его мнению, при энергичном преследовании можно было дойти до валов крепости: «Граверт ползет как гусеница — сначала вытягивает голову, а потом уже подтягивает хвост.»

Справедливость заставляет признать, что Макдональд мог бы действительно достигнуть блестящих успехов и, может быть, при общей растерянности и неуверенности, господствовавших в Риге, с налета овладеть крепостью, если бы не дробил силы и в день боя под Экау или на следующий день привел туда французскую дивизию. Раз это сделано не было, упреки отпадают сами собой.

Результатом сражения у Грос-Экау явился упадок духа генерала Эссена и рижского населения, которые, не видя воочию подвига, оказанного нашими войсками, считаясь только с самым фактом отступления отряда генерала Левиза, признавали обстановку крайне невыгодной и опасались штурма крепости. Многие семейства спешно оставляли г. Ригу и уезжали в Эстляндию, Петербург и т.д. Только войска, выдержавшие бой с противником, не упали духом. Очевидец возвращения отряда генерала Левиза говорит, что настроение войск было радостное и не уступало таковому во время парада; это было тактическое поражение, но моральный успех был на нашей стороне: если, не смотря на двойное превосходство противника в силах, — наши слабые батальоны были в состоянии в течении почти 4 час. держаться против лучших европейских солдат и внушили им стойкостью сопротивления преувеличенное мнение о своих силах, то подвиг их велик и не нуждается в утверждении. (По прусским источникам в сражении при Грос-Экау ими было захвачено одно знамя; но судя потому, что с нашей стороны нет никаких указаний об этом и что сами пруссаки не указывают, какой части принадлежало знамя, можно признать в этом событии какое-то недразумение. О расформировании части, потерявшей знамя, тоже никаких сведений нет. Интересно отметить, что со времени 7-летней войны, Грос-Экауский бой первый, в котором пруссаки снова встретились с нашими войсками.)

(Пруссаки смогли захватить знамя 2-го батальона Ревельского пехотного полка, это сделали вахмистр Рибоничу (riboniczu) и ефрейтор Боётнер (beutner) из 1-го Западно-Прусского драгунского № 2 полка, два эскадрона которого (1-й и 3-й) состояли в прусском 2-м Сводном драгунском полку. В том же деле у пруссаков отличился знаменосец 1-го Западно-Прусского драгунского № 2 полка юнкер фон Эсфельд (von oesfeld), под которым во время атаки на русскую пехоту, был ранен конь, упал на землю он с помощью драгуна Прассе (prasse) сумел спасти знамя, прорвавшись пешим сквозь русские ряды — Ю.М.. )

Для пруссаков результатом боя при Грос-Экау явился захват Митавы и обеспечение левого фланга и тыла 7-ой французской дивизии, при ее наступлении к Якобштадту.

В статье использованы материалы из статей Олега Пухляка, Олега Морозова, сайта bivak.net, http://renatar.livejournal.com/455491.htm и других  

Юрий Мелконов
Фото Сергея Мелконова

melkon
Автор melkon Июль 23, 2012 00:00
Написать комментарий

Комментариев нет.

Комментариев пока нет!

Комментариев нет, но вы можете быть первым, чтобы комментировать эту статью.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.