Полёт в будущее

melkon
Автор melkon Декабрь 24, 2010 00:00

Полёт в будущее

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Книга Юрия Мелконова «Рижский «Бостон», которая вышла в Риге в апреле 2010 года, заканчивалась словами «До встречи в Сургуте!». И такая встреча состоялась. С 30 ноября по 4 декабря 2010 года в Сургуте побывала делегация из Риги в составе Юрия Мелконова, Андриса Трейса, акционера латвийской компании «RBSSKALS», и Николая Ружанского, главного специалиста по экспортным проектам этой же компании.

Ночной полёт

Из аэропорта «Рига» вылетели 30 ноября в 19.20. В Риге было 8 градусов мороза.

Пузатенький Боинг 737 взлетел плавно и круто перешёл в набор высоты. Самолёт выполнил правый разворот и взял курс на восток, на Москву. Внизу под крылом открывался чудесный вид ночной Риги, залитой золотистыми огнями.

Ночной полёт – тяжёлая работа,
Ночной полёт – не видно ничего,
Ночной полёт – не время для полётов,
Ночной полёт – полночный разговор.

Юрий Визбор «Ночной полёт»

Самолёт был заполнен примерно наполовину. Интересно, что в советское время стюардессы предлагали авиапассажирам карамель «Взлётная» и разносили минеральную воду и лимонад. Затем пассажиров обязательно кормили. В современных авиарейсах все услуги тоже входят в стоимость авиабилета, но только в бизнес-классе. Всем остальным пассажирам предлагается всё это приобрести за деньги. Причём кормёжку в бизнес-классе стыдливо отгораживают от остального салона плотной занавеской. Прямо как в песне Окуджавы:

Из окон корочкой несёт поджаристой,
за зановесками – мельканье рук.
Здесь остановки нет, а мне – пожалуйста,
шофёр в автобусе – мой лучший друг.

Получается, что в советское время мы все летали бизнес-классом!

Авиационная столица Прибалтики

Рига всегда была авиационной столицей Прибалтики. Здесь был развитый аэродромный узел, располагались многие авиационные учебные заведения: Рижский Краснознамённый институт инженеров гражданской авиации РКИИГА, Центральный научно-исследовательский институт гражданской авиации ЦНИИ АСУГА, Рижское высшее военное авиационное инженерное училище имени Якова Алксниса, а также аэродромы «Рига», «Спилве», Опытный завод №85 гражданской авиации и много других военных и гражданских авиационных объектов.

В 60-е годы на рейсах Рига – Москва летали самолёты Ил-18. Самолёты садились в аэропорту «Румбула», который гражданские авиаторы эксплуатировали вместе с военными лётчиками. В Румбуле тогда стоял полк истребителей-перехватчиков МиГ-21, и «мигари» носились над Ригой в разное время дня и ночи.

По этому маршруту я часто летал из Москвы в Ригу на студенческие каникулы. Билет на самолёт стоил тогда около 30 рублей, для студентов была пятидесятипроцентная скидка, так что можно было себе это позволить. Однажды, году в 1969-м, получая багаж, взял не свой чемодан, пришлось возвращаться в аэропорт и обменивать багаж. Ширпотреб в советское время не отличался разнообразием, и чемоданы были почти одинаковые.

Затем на линии Рига – Москва появился самолёт Ту-134. Количество рейсов и авиапассажиров постоянно росло. К 1975 году построили аэропорт «Рига». Пассажирский аэропорт снова объединили с военным аэродромом. Тогда в Риге в посёлке Скулте базировалась отдельная разведывательная эскадрилья авиации Балтийского флота. Морские лётчики тоже летали на самолётах Ил-18, только на противолодочном варианте Ил-38. Надо сказать, что эта эскадрилья была прямой наследницей легендарного гвардейского 1-го минно-торпедного авиаполка Балтфлота.

В 1970-м году автор студентом проходил производственную практику на московском авиазаводе «Знамя труда», где ему довелось клепать центроплан крыла самолёта Ил-38 (центроплан – это два крыла самолёта и коробчатый отсек между ними). Весь центроплан используется как топливный бак, и клёпка его – дело очень ответственное. Готовый центроплан для испытания на герметичность заполняли топливом и оставляли стоять на несколько дней. Помню, каждый час я бегал и смотрел, не капает ли керосин из моих заклёпочных швов.

Тогда же в начале 70-х, чтобы связать новый аэропорт с городскими центрами, построили шоссе Рига – Юрмала. Это была самая современная по тем временам автотрасса, где впервые стоял знак разрешённой скорости «100». Латвийские автолюбители называли эту юрмальскую трассу «10 минут по Америке».

Паб напротив института

Боинг 737-300/500 – хороший самолёт, шесть рядов кресел (3+3), устойчивый в полёте. Оценивая устойчивость самолёта, всегда вспоминаю лекции по аэродинамике, которые нам в МАИ блестяще читал выдающийся советский учёный Николай Сергеевич Аржаников. Аэродинамика была одним из самых любимых мной предметов, и я имел честь сдать аэродинамику летательных аппаратов профессору Аржаникову на твёрдую четвёрку.

Устойчивость самолёта в полёте задаётся конструктивно, располагая центр приложения подъёмной силы на определённом расстоянии сзади центра тяжести самолёта. Для манёвренных истребителей это небольшие значения 3-5% от САХ (средняя аэродинамическая хорда), а для пассажирских самолётов – 20-30% от САХ, то есть очень устойчиво.

Было приятно сознавать, что американские авиаконструкторы спроектировали самолёт Боинг грамотно, и во время учёбы в каком-нибудь своём Массачусетском технологическом институте аккуратно посещали лекции, а не пили пиво в соседнем пабе. У студентов МАИ такой паб назывался ПНИ (пивная напротив института) на Волоколамском шоссе.

В 20.15 наш самолёт приступил к снижению, и внизу показались огоньки городов и посёлков Подмосковья. Шереметьево, Лобня, Хлебниково, Долгопрудный – под крылом проплывали родные места, где прошли 15 лет жизни и работы на Долгопрудненском машиностроительном заводе. У нас на заводе тоже был свой аэродром, его называли «лётное поле», но сегодня на месте заводского аэродрома – коттеджный посёлок. Внизу появились яркие огненные реки – это подводящие к Москве шоссе, заполненные автомобилями.

Под полом салона послышался звук работающих электромоторов, на крыльях выдвинулись щитки и закрылки – заработала механизация крыла. Симфонию посадки дополнил резкий звук работы мощных двигателей – это начался выпуск шасси. Характерный стук означал, что шасси встали на замки, а в кабине пилотов на панели приборов наверняка зажглись три зелёные лампочки, показывающие, что шасси вышли и встали на замки.

Самолёт выровнялся на глиссаде (траектория снижения при посадке) и в 20.30 мягко коснулся бетонки взлётно-посадочной полосы. Что ни говори, а мастерство пилотов было налицо.

Добро пожаловать в Шереметьево!

Аэропорт Шереметьево встречал огнями и блеском зданий новых терминалов. Автор в последний раз был в Шереметьево в 2004 году, когда работал над книгой «Пушки Курляндского берега» и летал в Нижний Новгород по приглашению завода «Двигатель революции». Тогда посещение старого аэропорта Шереметьево оставило тяжёлое впечатление. Сегодня всё изменилось. Построены великолепные терминалы Е и Д, где всё создано для обслуживания авиапассажиров.

Границу прошли за 5 минут, а раньше на это уходил целый час. Получение багажа – тоже в течение 10 минут, правда, чемодан, который весил в Риге 16,2 кг вдруг стал весить 15,8 кг. Чемодан не был закрыт на замок, и, вероятно, в результате усушки и утруски, как выяснилось уже в Сургуте, три шоколадки «Лайма» бесследно растворились во времени и пространстве.

Все перемещения на пересадке из терминала Е в терминал Д происходили бегом. Однако всё произошло вовремя, и в 22.30 мы уже сидели в самолёте, вылетающем рейсом Москва – Сургут. В оставшееся до взлёта время можно было наблюдать, как дружная команда шереметьевских авиатехников ремонтировала законцовку правого крыла нашего самолёта, применяя «болгарку», ручную электродрель и другие средства малой механизации. Пассажиры ко всему происходящему относились глубоко индифферентно. Ремонтники вскоре удалились, командир самолёта извинился перед пассажирами за небольшую задержку вылета, вызванную, как он сказал, «обычными проблемами с техническим обслуживанием в аэропорту Шереметьево».

То взлёт, то посадка

В 23.00 – взлёт. Самолёт перешёл в набор высоты и долго шёл над Подмосковьем, оставляя под крылом залитые множеством огней города и посёлки, затем лайнер занял свой эшелон (назначенную диспетчером высоту полёта) и взял курс на восток.

Стояла безоблачная ночь, и яркая луна освещала наш путь. Чем дальше на восток, тем меньше огней встречалось под крылом. Затем появлялись блестящая лента великой русской реки Волги и огни городов и посёлков Урала.

В полёте кормили, как в добром старом Аэрофлоте. Вкусное и разнообразное бортпитание (можно было даже выбрать – рыбу или говядину), сок, чай или кофе, и дальше пассажиры погружались в сон до самого Сургута, лететь до которого нужно было три с половиной часа.

А на земле, не то чтоб лес,
А просто редкие берёзы,
Лежат на штурманском столе
Ещё не пройденные грёзы.

Юрий Визбор «Ночной полёт»

Сургут – город на реке Обь

Сургут появился неожиданно. Пространство на земле властно заполнилось огнями, над широкой ледяной рекой возник огромный подвесной мост – это река Обь. Вдали просматривалась ниточка железной дороги с бесконечной вереницей эшелонов с нефтью – всё это столица нефтедобычи Сургут.

Посадку провели чётко и плавно. В открытую дверь самолёта ворвался небывалый для нас 35-градусный мороз. Автобус, аэропорт, 4 часа утра по местному времени – и нас встречает Жанна Алексеевна Брусник вместе с Русланом Полянским, представителем администрации города Сургута. Получен багаж, Главой города Сургута заботливо предоставлен тёплый автобус, и мы мчимся по ночному Сургуту. Морозные деревья, тёмно-синее небо, гостиница «Нефтяник», пространство между Европой и Азией преодолено, и визит в Сургут начался.

День первый. Встреча с Главой города Сургута

Утро в Сургуте выдалось морозным и солнечным. Мороз покрывал все деревья искристым кружевом инея, а яркое солнце пробивалось сквозь густое марево морозного воздуха. Первая встреча была в администрации города Сургута. Глава города Дмитрий Валерьевич Попов принял гостей из Риги в своём кабинете. И сразу сургутяне вспомнили и орган в Домском соборе, и Юрмалу, и «Рижский бальзам», и духи «Дзинтарс». А мы вспомнили тех, кто строил объекты в Тюменской области в 70-е годы. Вообще, мне показалось, что это была встреча старых знакомых, увидевших друг друга после долгой разлуки.

После визита в администрацию города нас сразу пригласили на областную строительную выставку, которая проходила в Доме спорта «Энергетик». На выставке были представлены многие строительные фирмы и организации, так что латвийские строители имели возможность познакомиться со строительной индустрией всего Ханты-Мансийского автономного округа. Особо запомнилась встреча с архитекторами, проектировщиками городов и посёлков, муниципальных образований Тюменской области.

Архитекторы – особые люди, они видят города такими, какими те станут через много лет, и то, как города будут сохранять своё лицо и как они будут создавать людям условия для работы и жизни.

Было много контактов, интересных встреч. Всегда приятно обменяться мнениями со специалистами, которые многого достигли здесь в Сургуте.

Риге, городу с тысячелетней историей, тоже есть, что рассказать о строительстве городской инфраструктуры. И притча «Готова ли Рига на берегу Даугавы?» очень хорошо понимается строителями Сургута о готовности города на берегу реки Оби.

Затем мы побывали на празднике 47-летия Сургутского краеведческого музея, основанного в 1963 году. Была представлена интересная программа праздника, множество тёплых поздравлений принимала директор музея Марина Юрьевна Селянина. Автор тоже выступил и от имени рижан поздравил музей. Юрий Мелконов рассказал сургутянам о книге «Рижский “Бостон”», о той необычной истории, которая привела нас в Сургут, и пожелал музею дальнейших успехов в познании истории родного края.

Закончился день ужином в РК (развлекательный комплекс) «Вавилон», где есть несколько ресторанов (и даже детский ресторан!), танцевальные залы, кофейня, бильярд, боулинг, игровая площадка для детей и много всего интересного. Особенностью Сургута является то, что сюда охотно приглашают выступать музыкальные и творческие коллективы из Москвы, Челябинска, Екатеринбурга и многих других городов России.

День второй. Консервы для фронта

Второй день опять начался с посещения краеведческого музея, где гости познакомились с недосмотренной вчера экспозицией. Интересная выставка рассказывала об участии сургутян в Великой Отечественной войне. Здесь можно было увидеть консервы – продукцию сургутского рыбокомбината, освоившего производство на базе эвакуированной из Одессы рыбоконсервной фабрики имени Ленина. Рыбные консервы поставляли на фронт, и здесь тоже был свой лозунг «Всё для фронта, всё для Победы!»

В Сургут привозили эвакуированных из Ленинграда детей. Уходили отсюда на службу в армию и солдаты-сибиряки. В годы войны на фронт ушло около трёх тысяч сургутян, из них 1240 не вернулись домой. Более двух тысяч жителей Сургута награждены медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Первое, что хотелось бы пожелать Сургутскому краеведческому музею, это создать экспозицию об экипаже самолёта Петра Летуновского и об истории рижского «Бостона». И второе, в Сургуте нет музея компании «Сургутнефтегаз» с его техникой и буровыми, с документами, фотографиями и многими другими подробностями о подвиге людей, создававших могущество и богатство России.

Презентация книги

В полдень мы прибыли в кафе «Казак», где для нас была устроена встреча с ветеранами Великой Отечественной войны и труда. На встрече присутствовали представители администрации города Сургута, руководства компании ОАО «Сургутнефтегаз» и администрации Ханты-Мансийского автономного округа. Ветераны войны и труда в Сургуте окружены огромным вниманием и заботой. Встречи, подобные этой, устраиваются регулярно. Главное, чем отличаются сургутские ветераны, – у них в глазах радость.

На встрече выступили приглашённые руководители, затем слово предоставили автору. Это была довольно волнующая для меня встреча, и хотелось рассказать, как создавалась книга, про первые находки на дне моря, про поиски и исследования, про то, с каким множеством новых людей удалось познакомиться и какое значение имеют такие исследования для сближения людей и стран.

Слушали ветераны внимательно, и лучшей наградой автору был вопрос, который задала симпатичная ведущая встречи: «Где можно купить Вашу книгу, хочу подарить её своему сыну!»

Книгу автор сразу здесь же на встрече и подарил ведущей с дарственной надписью и со словами «Я пишу свои книги, прежде всего, для молодёжи».

Встреча продолжалась замечательным концертом, который подготовил для ветеранов коллектив Дворца искусств «Нефтяник» во главе с директором Галиной Николаевной Арнольд. Затем было всеобщее пение песен времён Великой Отечественной войны и, конечно, знаменитой «Катюши», после исполнения которой становится ясно, что эти люди пройдут всё и, если надо, добудут нефть и на Луне.

Центральный офис компании «Сургутнефтегаз»

После встречи с читателями и с ветеранами рижская делегация прибыла в Центральный офис компании ОАО «Сургутнефтегаз».

Центральный офис «Сургутнефтегаза» – место особое, отсюда координируется работа стотысячного коллектива, направляется деятельность предприятий, многие из которых находятся за сотни и тысячи километров от города Сургута, это и Кириши, и Калининград, и Санкт-Петербург, и Новгород, и Псков, и Тверь, а также Витим, Нижний Сортым, Лянтор, Фёдоровка, Талакан и много других.

Своими внутренними интерьерами главный офис поражает. Мрамор и гранит, лаконичный деловой стиль отделки, бесшумные лифты над пространством – во всём чувствуются твёрдая рука хозяина и хороший вкус архитектора. Если на улице мороз под 40 градусов, то внутри прямо кувейтское тепло, журчат ручьи, и кажется, что из-за мраморной колонны сейчас величаво появится цветистый павлин.

Нас принял заместитель Генерального Директора по кадрам компании «Сургутнефтегаз» Михаил Фёдорович Кириленко. Надо сказать, что история книги «Рижский “Бостон”» с самого начала находила поддержку и была под постоянным вниманием Михаила Фёдоровича. Забота о ветеранах и об участниках Великой Отечественной войны является одним из приоритетов социальной политики компании «Сургутнефтегаз».

Путешествие в будущее

Все люди стремятся жить лучше. Что значит «жить лучше»? А это значит жить так, как живут в Сургуте. Получать достойные зарплаты, иметь множество социальных льгот и доплат, быть уверенным в завтрашнем дне, не бояться взять кредит на квартиру, машину и другие товары. И, вообще, знать, что компания, на которую ты работаешь, будет требовать от тебя полной самоотдачи на рабочем месте, и эта же компания поддержит все твои жизненные потребности.

Социальные программы компании «Сургутнефтегаз» исключительно обширны и охватывают все стороны деятельности. Это программа «Здоровье», жилищная программа, программа «Образование», программа «Содействие развитию регионов», программа «Культура производства», программа «Спорт для всех», программа «Ветеран», программа «Благотворительность». Внутри каждой программы лежат забота о людях и социальная ответственность бизнеса.

Михаил Фёдорович несколько слов сказал о своём жизненном пути. Свою трудовую деятельность Михаил Кириленко начинал водителем автомобиля «КрАЗ». Вообще, для лидеров российского нефтяного и газового бизнеса характерно, что все они прошли школу таёжных буровых установок, работали мастерами, технологами на нефтедобыче и в итоге сформировали своего рода корпоративный клуб высшего менеджмента. Вероятно, по-другому и нельзя было найти форму общности людей, на которых лежит ответственность за мугущество и богатство России.

Мы говорили о Сургуте, о социальной политике, которая, по мнению автора, является моделью будущего социально-экономического развития России, о человеческих отношениях и о «тёплой водичке» в латвийских морских портах, о том, что фактически мы находимся на разных концах одной трубы – вся добытая в Сургуте нефть, так или иначе, проходит через порты Чёрного и Балтийского морей. И наш чистенький город-порт Вентспилс на самом деле тоже стоит на берегу сургутской нефтяной реки.

За вас, за нас и за «Сургутнефтегаз»!

Продолжили мы разговор уже в собственном сургутнефтегазовском ресторане в собственной же гостинице «Северная-1». «Сургутнефтегаз» отличается ещё и тем, что у него всё своё: и нефтяные вышки, и автомобили, и столовые, и прачечные, и гостиницы, и ресторан.

Название «Северная» тоже системное. Гостиница и ресторан с таким названием были в каждом городе на всём протяжении Северного морского пути от Мурманска до Берингова пролива. Любой полярник или промысловик, прилетев в засыпанный снегом заполярный аэропорт, садился в такси и небрежно бросал водителю: «Гостиница “Северная”» или «Ресторан “Север”». Сервисом такие гостиницы не сильно отличались, но кухня в ресторане всегда была отменной.

Однако при всём этом повара и официанты сургутнефтегазовcкой «Северной-1» по уровню профессионального мастерства могли бы дать сто очков вперёд любому лондонскому ресторану.

А ведь было время, когда лучшая в Советском Союзе школа официантов была в Риге, а ресторан «Рига» был эталоном культурного обслуживания трудящихся.

В этот вечер Михаил Фёдорович Кириленко угощал нас необыкновенной северной рыбой муксун, а также блюдом, в наших балтийских краях невиданным, а именно строганиной. Строганина – это особым способом нарезанная мороженая рыба. Едят её холодной и кусочки макают в специальный острый соус. Запивают водкой. И тост соответствующий: «За нас, за вас и за Сургутнефтегаз!»

На второе подали настоящие сибирские пельмени. Оказывается, их можно съесть несчётное количество. У всех сибирских деликатесов, как говорил выдающийся советский сатирик всех времён и народов Аркадий Райкин, «вкус специфический!».

Разговор продолжался о Севере, о людях, об освоении новых месторождений, о дружбе между народами. В конце вечера к нам присоединился депутат Государственной думы России Александр Викторович Сарычев, бывший глава Сургутского района.

Поздним вечером тёплый автобус сургутской думы пробился через морозную субстанцию и доставил нас в гостиницу «Нефтяник».

День третий. Могущество и богатство России

Когда намечался план посещения объектов в Сургуте, я запросил возможность посетить учебную буровую установку и знаменитую Сургутскую ГРЭС-2. Такая возможность была нам предоставлена, и рано утром третьего дня мы были уже на учебном полигоне Центра Политехнического обучения ОАО «Сургутнефтегаз».

Первым делом директор ЦПТО Виктор Григорьевич Кузьмин попросил у меня автограф на первом сургутском издании книги «Рижский “Бостон”». Затем началась строгая процедура инструктажа по технике безопасности. Буровая вышка – объект повышенной опасности по электрооборудованию, по подъёмно-транспортному оборудованию, по воздуху высокого давления, по работе на высоте, по пожарной безопасности и другим параметрам.

Рассказывал нам об устройстве буровой и о принципах добычи нефти главный инженер ЦПТО Виктор Николаевич Васильченко. Надо сказать, автор не совсем представлял всё многообразие и всю сложность технологических процессов добычи, транспортировки и переработки нефти и газа. Насколько там всё сложно и ответственно!

На буровой установке рабочие – как номера боевого расчёта на стартовой позиции большой ракеты – у каждого свои обязанности и задачи. На самом верху – верховой, он ловит 24-метровые трубы (свечи!) специальным захватом. Специалисты на буровой установке – буровой мастер, бурильщик, машинист буровой установки. Работу на буровой можно сравнить с полётом на боевом истребителе – здесь тоже постоянно надо следить за информацией со всех направлений одновременно. Сверху и снизу всё движется, летают трубы, а перед глазами ещё ходит, как маятник, двухтонный талевый блок с тросами.

Процесс бурения сложный и ответственный. Земные недра, хранящие в себе полезные ископаемые и энергоносители, не собираются легко отдавать свои богатства. Трудно даже представить, какой огромный производственный комплекс задействуется при нефтедобыче. Прежде всего, это работа геологов, потом строителей вышек, вышкомонтажников, буровиков, тампонажников, геофизиков, транспортников, строителей дорог и посёлков, энергетиков и многих других. А кругом тайга, болота и морозы за 40 градусов, а летом всё уничтожающая мошка. Оценят ли когда-нибудь по достоинству потомки подвиг этих людей, давших стране свет, тепло, энергию и в итоге деньги для всех национальных программ?

Нам показывали буровую установку БУ 3000 ЭУК. Учебная скважина была глубиной 2900 метров. Надо сказать, что нефтяные пласты в Сургуте находятся на большой глубине, до четырёх тысяч метров, и добыча здесь связана с выработкой особой уникальной и трудоёмкой технологии глубокого бурения. К слову сказать, в Баку глубина залегания нефти 300 метров, там и зародились первые в России нефтяные промыслы.

Вывод, который сделал автор после посещения буровой, – нефть невозможно добывать в одиночку. Нефтяники – это особое братство людей, объединённых одной общей целью – добыча нефти из недр земли.

Буры Мелконова

Брат моего деда Николая Карповича Мелконова Пётр Карпович Мелконов работал в 30-50-х годах в Баку на заводе имени лейтенанта Шмидта в литейном цеху. Что такое завод имени Шмидта в советской нефтяной промышленности, знали все. Это был единственный в СССР завод по выпуску оборудования для нефтегазодобычи. Пётр Карпович был модельщиком высшей квалификации и делал буры, которыми бурили скважины.

Пётр Мелконов был личностью творческой, настоящим изобретателем и рационализатором. Рационализаторские предложения Петра Мелконова приносили бакинским нефтяным промыслам миллионные прибыли. Буры и долота, разработанные Петром Карповичем, высоко ценились бакинскими нефтяниками, их даже так и называли «Буры Мелконова».

Однако внедрение новых технических разработок тормозилось разными бюрократическими препятствиями.

Отец мой, Юрий Николаевич, в это время учился в Рижском высшем Краснознамённом училище береговой артиллерии ВМФ. И году где-то в 1949-м был в отпуске в Баку. Пётр Карпович рассказал племяннику о трудностях внедрения передовых технологий и попросил при случае оказать содействие. На обратном пути в Ригу, будучи проездом в Москве, отец пришёл в Министерство нефтяной промышленности СССР и попросился на приём к министру.

История умалчивает, как молодой курсант военно-морского училища прошёл в приёмную и в итоге был принят министром, но здесь решающими были два фактора.

Первый фактор – это отношение к военному человеку в советском обществе в послевоенное время. Военных уважали, любили и во всём им помогали. К тому же представьте секретарш в министерстве, когда к ним обращается красавец молодой моряк в белой фланельке с золотыми якорями на рукавах. Все инструкции мигом вылетают из головы, и желание оказать содействие становится главным. Тем более, что когда министру доложили: «К вам просится Юрий Мелконов», министр ответил: «Да, знаю Мелконова. Пусть зайдёт».

Это и был второй фактор — министром нефтяной промышленности СССР в то время был Николай Константинович Байбаков.

Николай Константинович Байбаков – выдающийся советский руководитель, организатор нефтяной промышленности, министр, Председатель Госплана СССР.

Родился в 1911 году в Баку. Окончил Азербайджанский институт нефти и химии. Работал инженером на нефтяных промыслах Баку, был директором треста «Лениннефть». В марте 1938 года выступил на всесоюзном совещании нефтяников и рассказал об опыте работы своего коллектива по внедрению новой техники, что значительно увеличило добычу нефти.

Несомненно, два нефтяника Николай Байбаков и Пётр Мелконов хорошо знали друг друга, и рационализаторские предложения Петра Карповича активно внедрялись в тресте «Лениннефть».

Министр принял молодого курсанта, принесли чай, и Байбаков попросил рассказать обо всём, как там Баку, как работает Пётр Карпович Мелконов, как проходит служба на Балтике. Разговор был довольно долгим, и в завершение Николай Константинович пообещал помочь с внедрением изобретений и пожелал будущему офицеру успешной дальнейшей службы.

Помощь действительно была оказана. Специальным письмом министерства изобретения Петра Карповича Мелконова рекомендовались к внедрению на нефтепромыслах. Сам рационализатор получил значительное вознаграждение за свои изобретения.

В те времена деньги не играли столь решающей роли в жизни людей, и на полученную премию Пётр Карпович накрыл для всех участников процесса грандиозные столы.

Книга лучший подарок!

После посещения буровой мы поехали в Рекламно-издательский информационный центр «Нефть Приобья». Для меня визит в РИИЦ был особенно приятен – здесь увидела свет первая редакция книги «Рижский “Бостон”». В ходе работы над изданием у нас сложился уже хороший контакт с РИИЦ, они предоставили материалы и фотографии по ОАО «Сургутнефтегаз», был получен совершенно замечательный материал из далёкого таёжного посёлка Витим, где в годы Великой Отечественной войны был аэродром на трассе Аляска – Сибирь, по которой ленд-лизовские самолёты перегонялись из США в СССР.

В РИИЦе нас принимал директор Кнауб Владимир Викторович. Мы осмотрели производственную базу центра, познакомились с технологической подготовкой производства. Обсудили дальнейшие вопросы информационного сотрудничества, наметили планы издательской деятельности.

Надо сказать, что наше посещение буровой установки фотографировал выдающийся сургутский фотограф Сергей Балашов. Замечу, что мой фотоаппарат замёрз на пятой минуте пребывания на учебном полигоне. Мы уже публиковали некоторые снимки Балашова в наших рижских изданиях, и теперь удалось познакомиться с этим замечательным фотохудожником. Мир тесен, и Сергей Балашов сказал: «В своё время я учился у известного латвийского фотографа Гунара Бинде. Это мастер мирового уровня! Передавайте ему от меня привет!»

Хотелось отметить оперативность в работе издательства. Пока мы ходили и осматривали редакционное хозяйство, на стол директора положили только что отпечатанные экземпляры календаря на 2011 год, на котором красовалась фотография гостей из Риги во время посещения буровой установки. Когда мы возвратились в Ригу, в Сургуте уже вышел свежий номер газеты «Нефть Приобья» со статьёй главного редактора Владимира Заенчковского «Три дня, которые потрясли гостей из Латвии».

После редакции мы поехали на встречу с сургутскими строителями. Встреча была плодотворной, разговор деловым, и стороны нашли много точек соприкосновения и взаимного интереса.

Деловая часть встречи плавно перешла в сибирский обед с украинским салом «З Винницы».

Энергия, покорённая человеком. Самая большая ГРЭС в России

После встречи со строителями мы отправились на Сургутскую ГРЭС-2. ГРЭС – это государственная районная электростанция. Главная её особенность – она работает на попутном газе, который получают при добыче нефти. Газ приходит на ГРЭС после осушки и подготовки на специальном заводе.

Сургутская ГРЭС-2 – самая большая тепловая станция в России. (Напомним, самая мощная станция в мире – это Тайчжунская КЭС на Тайване мощностью 5780 МВт). Установленная мощность ГРЭС-2 составляет 4800 МВт. Выработка электроэнергии – около 35 млрд. кВт/час.

Необходимость строительства станции возникла к началу 80-х годов, когда активно развивающиеся нефте- и газодобывающие регионы Тюменской области стали испытывать дефицит электроэнергии. Строительство станции велось с 1979 по 1988 год, особенно активно в 1985 –1988 годах.

По первоначальному проекту всего должно было быть введено 8 энергоблоков по 800 МВт, после чего суммарная мощность станции должна была составить 6 400 МВт. Проектная рекордная мощность станции должна была сделать её самой мощной тепловой электростанцией в мире, но по состоянию на 2010 год два оставшихся блока на попутном газе не были введены в эксплуатацию, и одна из трёх труб ГРЭС не используется или используется редко. Основные трубы электростанции имеют высоту приблизительно 270 метров.

В ночь с 3 на 4 января 2008 года на ГРЭС-2 произошла авария: частичное обрушение кровли над шестым энергоблоком мощностью 800 МВт, что привело к остановке двух энергоблоков, и в машинный зал станции ринулся 40-градусный мороз. Ситуацию осложняло то, что ещё один энергоблок (№5) в это время был на ремонте – в итоге были остановлены энергоблоки №4,5,6. В ликвидации аварии участвовали все предприятия города Сургута, в рекордные сроки в машинном зале была построена временная выгородка, которая позволила не дать замёрзнуть оставшимся агрегатам станции. Эту аварию удалось локализовать к 8 января. Всё это время Уренгойская ГРЭС, Ириклинская ГРЭС, Верхнетагильская ГРЭС и Нижневартовская ГРЭС работали в особо напряжённом режиме

Технологический цикл станции состоит из сжигания газа в котлах, получения водяного пара, который потом направляется на лопатки турбин, вращающих генераторы. Отработанный пар уходит на регенерацию в охлаждающие бассейны водохранилища, соединённого с рекой Чёрной.

Везде, куда нас возили, нашу делегацию уже ждали ответственные представители принимающей организации. Далее следовал строгий инструктаж по технике безопасности и экскурсия по станции.

Основная мысль на ГРЭС – это то, что человек подчинил себе могучую энергию. Здесь эйнштейновская энергия является не абстрактным понятием, а вполне осязаемой субстанцией, которую можно ощутить, особенно у котлов и турбин, где тепловая энергия переходит в электрическую.

В заключение можно добавить, что контрольный пакет акций компании «ОГК-4» (ОГК – оптовая генерирующая компания), которой принадлежит Сургутская ГРЭС-2, куплен германским концерном «E.ON». Концерн работает в области энергетики более чем в 30 странах мира, имеет более 80 000 сотрудников и оборот более 80 млрд. евро.

Когда мы покидали гостеприимную электростанцию, нас попросили сделать запись в книге почётных гостей. Последнюю запись перед нами в книге сделал известный российский писатель Александр Проханов.

Для меня Александр Андреевич всегда был кумиром журналистики, он тоже, как и я, окончил Московский авиационный институт, только в 1960 году. Студентами мы зачитывались его репортажами о событиях на острове Даманский в 1969 году и готовы были записываться в добровольческие студенческие батальоны. Его статьи из Афганистана, Никарагуа, Камбоджи, Анголы до сих пор являются для меня образцом военных репортажей.

Александр Проханов написал: «Здесь русская мощь, здесь русский дух, здесь русская Победа!»

Мы написали: «Восхищены людьми, которые покорили энергию и поставили её на службу Человеку! Сильные духом из Латвии».

Воспоминания о школьных годах

Все запланированные мероприятия в Сургуте были выполнены. Последний вечер в Сургуте прошёл в сборах и упаковке багажа. Небольшим последним аккордом стало вечернее посещение настоящего ирландского пивного паба «Joint», где мы, так сказать, «полирнули пивком» наше путешествие.

Посещение паба оставило самые лучшие воспоминания о хорошем пиве, хорошей кухне, отличном обслуживании. А концерт группы из Екатеринбурга с композициями на темы «The Beatles», «The Rolling Stones» и других групп ностальгически напомнил автору школьные годы.

Умеют в Сургуте работать, умеют в Сургуте и отдохнуть!

Догоняя рассвет

Вылет был в пять утра. Уже в 3.30 наш верный сопровождающий от администрации города Руслан Полянский ждал нас в вестибюле гостиницы вместе с Жанной Алексеевной Брусник. Часовые пояса к тому времени у нас уже полностью перемешались (разница между Ригой и Сургутом – три часа), и теперь всё подчинялось только расписанию самолётов.

Мороз неожиданно спал, и термометр в аэропорту показывал минус 12, что воспринималось, как африканская жара. Короткое прощание, и мы покидаем гостеприимный Сургут.

Невозможно угнаться за временем, но, тем не менее, мы летели из утра сургутского в утро московское. Почти все пассажиры спали, я устроился с компьютером за маленьким столиком и писал свои путевые заметки.

А я не сплю, благодарю
Свою судьбу за эту муку,
За то, что жизнь я подарю
Ночным полётам и разлукам.

Юрий Визбор «Ночной полёт»

Журнал «BALTFORT» в Москве

В Шереметьево приземлились в 6 утра. Снова переходы по шикарным шереметьевским терминалам. Багаж сдан в камеру хранения, и мы все отправились на аэроэкспрессе на Белорусский вокзал.

«Аэроэкспресс» – новый вид железнодорожного транспорта из аэропорта в город. Всё очень удобно, нет пробок, и время в пути занимает всего 35 минут. Жаль, конечно, что экспресс без остановок промчался по моей родной Савёловской линии мимо города Долгопрудного.

На Белорусском вокзале мы разделились, строители поехали смотреть город Москву, а я встретился с Сергеем Владимировичем Стекловым, неизменно представляющим наш журнал и мои книги в Москве уже много лет.

С Сергеем мы поехали в спорткомплекс «Олимпийский», где на книжной ярмарке на втором этаже, не торговом месте № 274, у замечательного продавца книг Владимира можно купить журнал «BALTFORT» и книги Юрия Мелконова «Пушки Курляндского берега», «Рижский “Бостон”» и даже «Батареи Моонзунда», которых у самого автора совершенно не осталось.

Залогом успешной издательской деятельности являются хорошие отношения между писателем, издателем и продавцом книг.

Для писателя счастье кроется в книжном магазине. Если ваши книги покупают, то есть смысл писать дальше. Если не покупают, то зачем ты пишешь?

Встреча с Широкорадом

После «Олимпийского» поехали в гости к Широкораду – выдающемуся российскому историку, автору эпохального труда «Энциклопедия отечественной артиллерии» и множества других книг по военной истории и истории оружия.

Александр Борисович – постоянный автор нашего журнала. Состоялся разговор о творческих планах издателя и писателя. Стороны обсудили вопросы этики дискуссий в Интернете по исторической тематике и тенденции развития современных исторических исследований.

Москва слезам не верит!

Расстались мы с Сергеем на Белорусском вокзале, и я направился к аэроэкспрессу. Наступало время возвращения в аэропорт. И вдруг автор обнаружил, что у него не работает мобильный телефон. Невозможно было ни позвонить, ни принять звонки.

Вокруг кружилась Москва, тысячи машин, пешеходов, и – полное отсутствие связи. Снова пришлось вспомнить времена простого советского человека, когда не было у нас мобильных телефонов, но мы как-то встречались, делали свои дела, успевали на свидания, отправлялись на самолётах и поездах, а обычный телефон был даже не в каждом доме. Тогда мы встречались потому, что ты думал о другом человеке, ты всегда стремился выполнить то, что обещал, выдержать те сроки, о которых договорились.

«Аэроэкспресс» доставил меня строго по расписанию в Шереметьево, и я стал двигаться в сторону камеры хранения багажа. Однако необходимость сообщить моим спутникам, где я нахожусь, была очевидной.

Я зашёл в первый попавшийся в аэропорту салон мобильной связи и спросил у молодого оператора: «Могу ли я сделать один звонок по телефону, мой не работает. За звонок, естественно, заплачу». Долго пришлось объяснять молодому человеку, что я от него хочу, но в итоге получил ответ: «Наша фирма такую услугу не оказывает!» Ну что же, это мы уже проходили: «Москва слезам не верит!»

Благо салонов, предлагающих услуги мобильной связи в аэропорту много. Во втором на пути салоне, куда я обратился с тем же вопросом, нашёл поддержку. Молодой человек достал телефон, поколдовал с компьютером и попросил назвать номер. Соединение произошло, несколько слов, сказанные моим товарищам вернули их из нервного неведения на твёрдую землю.

Добро должно быть вознаграждено. Я заплатил за звонок и подарил симпатичному молодому человеку Владимиру Кириллову книгу «Рижский “Бостон”» с дарственной надписью автора. Удачи тебе, Владимир!

А вообще, ещё маршал Жуков писал в своих воспоминаниях: «Связь в войсках – первое дело!»

Хлеб, Латвия, Россия, история полёта

Вечерний перелёт в Ригу выполнил новенький Боинг 737 латвийской авиакомпании аirBaltic, который легко преодолел воздушное пространство между Латвией и Россией.

Уже в Риге в аэропорту телефон включился, и ласковый женский голос сообщил: «Ваш телефон отключён за неуплату мобильных разговоров».

Вся эта ситуация напомнила мне известную притчу из революционных времён, когда комиссар доставил в голодающий город эшелон хлеба, а сам при этом упал в голодный обморок.

В итоге телефон начал работать на приём, и открылись сообщения с тревожными вопросами от Жанны Алексеевны: «Как долетели?». В этот день во Домодедово при посадке потерпел аварию дагестанский Ту-154.

Очень трудно проложить дорогу из одной страны в другую. Наладить взаимоотношения и доверие между людьми ещё сложнее. Контакты в Сургуте могут открыть для Латвии направление для новых инвестиций, и у сургутских бизнесменов тоже есть интерес к транзитной инфрастуктуре балтийского берега.

Может быть, самым необычным в этом рассказе является то, что объединила людей военная история. В последнее время мы видим достаточно много примеров, когда некоторые политики, произвольно интерпретируя и перевирая историю, пытаются разъединить народы.

Мне кажется, что самолёт гвардии капитана Петра Летуновского, преодолевая пространство и время, продолжает свой полёт, сближает людей, и несёт на крылья правду, честность и благодарность за спасение жизни.

Юрий Мелконов
Фото автора и Сергея Балашова (Сургут)

melkon
Автор melkon Декабрь 24, 2010 00:00
Написать комментарий

Комментариев нет.

Комментариев пока нет!

Комментариев нет, но вы можете быть первым, чтобы комментировать эту статью.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.