Оборона шведского берега. Батареи Холодной войны.

melkon
Автор melkon Июль 20, 2006 00:00

Оборона шведского берега. Батареи Холодной войны.

Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

На следующий день рано утром мы были уже в дороге. Наш путь лежал на юг Швеции в сторону города Норрчепинг. Там, в небольшом местечке Феморе, на берегу моря расположились береговые батареи времен Холодной войны.

На этот раз мы не пересаживаемся на паромы и не пересекаем проливы. Дорога бежит по ровной местности, иногда среди полей, иногда между скал. Нас сопровождает Ларс Ханссон, бывший командир батальона береговой артиллерии в районе Норрчепинга и Нючепинга.

Нарчепинг — большой промышленный город, порт, транспортный узел и база флота, поэтому обороне города с моря всегда уделялось большое внимание. Эти места видели и русский Андреевский флаг.

19 июля 1719 генерал-адмирал Федор Апраксин со своим галерным флотом прошел фарватерами Стокгольмского архипелага и дошел до маяка Ландсорт. Во время этого перехода русские сожгли попавшиеся на островах медеплавильные и металлургические заводы и взяли в плен встречные купеческие суда. Лодки Апраксин отправил в шхеры и к материку. В 25-30 км от Стокгольма активно действовали поисковые отряды, высаживавшиеся с них. 24 июня галерный флот подошел к городу Нючёпинг, а через 6 дней — к Норрчёпингу. В их окрестностях были уничтожены чугунолитейные заводы.

У Норрчёпинга шведская кавалерия отступила, затопив 27 купеческих судов. При отступлении шведы сами подожгли город, да так основательно, что русским солдатам, прибывшим туда четыре часа спустя, «за великим запалением огня приступить было невозможно». Шведы оставили большое количество цветных металлов, 300 чугунных пушек и много купеческих судов. (А. Широкорад. Северные войны России)

В воспоминаниях эстонцев 30-х годов также упоминается Нючепинг в связи с линкором «Слава», затопленном русскими в проливе Моонзунд в 1917 году.

В середине 30-х годов эстонские водолазы начали резать «Славу» на металлолом. Броневые плиты грузили на пароходы и везли в Швецию, через Стокгольмские шхеры и дальше по каналам и шлюзам в город Чепинг на сталеплавильный завод. (Владимир Рудный. Истинный курс. 1978)

Два часа пути от Стокгольма по отличным шведским дорогам пролетели незаметно. Вскоре слева показались портальные краны и причалы порта Ньючепинг. Блеснула голубая гладь Балтийского моря. Машина свернула на узкую лесную дорогу, большой щит приглашал посетить форт Феморе. Мы остановились у громадной гранитной скалы, в основании которой были видны мощные стальные ворота.

- Вот и моя крепость. Приглашаю вас посетить нашу батарею, — сказал Ларс Ханссон

У входа в подземелье нас встречает энтузиаст военной истории Ларс А. Ханссон. Сегодня Феморефортет музей и популярный туристкий объект. Первое, что мы увидели, это странное орудие, похожее на танковую башню, рядом со стоянкой автомобилей. Я как обычно постучал рукой по броне, раздался звонкий звук – пластмасса!

- Мистейк, обман, ложные пушки. Они применялись для маскировки основной позиции батареи, — весело сообщил Ларс Ханссон, довольный произведенным эффектом.

Поднимаемся на вершину скалы и видим настоящие пушки, грозно нацеленные в морскую даль. Гранит и бетон, бронированные стальные колпаки, тусклый блеск оптики перескопов – все говорило о том, что сооружение строилось чтобы противостоять огромным разрушительным силам, здесь готовились выдержать ядерный удар. Вопрос о том, кто собирался нанести ядерный удар по нейтральной Швеции, мы, естественно, не обсуждали, понимающее кивая друг другу.

Форт Femorefortet построен в 1963 году. Этот совершенно секретный объект находился в эксплуатации до 1998 года. На поверхности находились только три башни 75-мм орудий, антенны радиолокационной станции и оголовки оптических приборов наблюдения. Все остальное скрыто за 20-ти метровой толщей гранитной скалы.

Вооружение форта состояло из трех 75-мм орудий образца m/1957 производства фирмы Бофорс. Пушки располагались в бронированных башнях, спецально сконструированных для береговых орудий. Дальность стрельбы достигала 13 км, скорострельность 20 выстрелов в минуту.

Всего в 1960-70-х годах было построено около 30 батарей подобного типа в различных местах шведского побережья, в том числе 9 батарей в районе Стокгольмского архипелага. Последняя позиция была введена в строй в 1974 году.

Организационно силы береговой обороны в каждом оперативном районе сводились в Береговой оборонительный батальон (БОБ), включающий в себя батареи береговой артиллерии, ракетные подразделения и, что традиционно для шведской БО – минные заграждения. БОБ взаимодействовал с армейскими подразделениями, дислоцированными в этом регионе, и с военно-морскими силами юго-восточного направления.

Швеция постоянно совершенствовала конструкцию пушек и артустановок. Венцом развития шведской береговой артиллерии стали 12-см орудия модели m/1970 фирмы Бофорс. Обозначение М/70 ERSTA GUN. Дальность стрельбы 27 км, скорострельность 25 выстрелов в минуту. Все этапы заряжания, подачи и хранения боезапаса автоматизированы. Орудия располагались в бронированых башнях, а все механизмы хранения и подачи боезапаса — в подземных сооружениях с высокой степенью защищенности от всех поражающих факторов ядерного взрыва.

Батареи 12-см орудий М/70 поступали на вооружение в период между 1971 – 1983 годами. Всего было сформировано шесть батарей. Последний выстрел «The final shot» шведской береговой артиллерии был сделан 28 сентября 2002 года из 12-см орудия М/70 на батарее Soderarm в Стокгольмском архипелаге. Затем взляды на использование береговой артиллерии стали пересматриваться и для шведской береговой артиллерии наступили «хрущевские времена».

После осмотра наружных сооружений батареи Формефортет направляемся к входу в подземный бункер. Здесь все как в учебнике по защите от ядерного взрыва. Стальные двери весом до трех тонн (правда довольно легко закрываются одним человеком), тамбур-шлюз с приточной вентиляцией, создающей избыточное давление в помещениях. Классический санпропускник с душевыми кабинами для дезактивации личного состава. Необходимо было смыть радиоактивные вещества, другого способа бороться с радиоактивным заражением человечество не придумало.

Дальше идут помещения для жизни и боевой деятельности батареи. Кубрики матросов, умывальник и туалет, медпункт со всем необходимым оборудованием, комната для секретной документации (у каждого флота есть свои секреты!). Подземная кухня вероятно даст сто очков любому кафе по насыщенности кухонным оборудованием, здесь предстояло обеспечить трехразовое питание в день для 90 человек.

Боевая работа батареи обеспечивалась из помещений командного пункта, где находились экраны отображения обстановки, счетно-решающие машины управления артиллерийским огнем, средства связи и наблюдения, минная станция. Жизнедеятельность подземного комплекса поддерживалась полностью автономно. Два дизель-генератора, запас топлива, запас воды, артезианские скважины, запас продовольствия – все это было призвано поддерживать автономное существование батареи в течение месяца после ядерного удара. Всего площадь подземных сооружений составляла около 3300 кв.метров, одних тоннелей было пробито более 450 метров. Прикиньте: стоимость жилья 1000$ за кв.метр, а в этом «домике на скалах» метр стоил, наверное, раз в десять дороже, то общая стоимость бункера будет примерно 30-40 млн $, а таких батарей было построено около тридцати, куда не кинь, тянет на миллиард за десять лет. Береговая оборона — дорогое удовольствие для страны.

Погреба боезапаса вмещали до 1800 снарядов, по 600 штук на орудие. Пушки и погреба связывали вертикальные шахты, где располагались механизмы подачи снарядов. Боевой расчет башни три человека. Внизу на подаче два человека, еще два человека в снарядном погребе. Можно представить темп работы боевого расчета при 20 выстрелах в минуту!

Ларс А. Ханссон предлагает подняться в башню. Легкомысленно соглашаюсь и мы дружно лезем по открытым скобам 10-ти метровой лестницы наверх. Некоторые сомнения наступают уже на самом верху (что-то вроде аналогии с работой под куполом цирка), но вход в башню близок и через узкий люк залезаем в боевое отделение башни. Тесно, как в танке! Очевидно, сюда подбирали малорослых, но толковых солдат, от них зависел результат работы всей батареи.

Обратный путь по цирковой лестнице не менее интересен, чем путь наверх, но наверное, служившие здесь артиллеристы проделывали его много раз при постоянных тренировках и по боевой тревоге.

Гостеприимные хозяева дают возможность познакомиться со всеми закоулками подземного объекта.

- Это мы против вас готовились обороняться, — радостно сообщают шведы – Как вам наша береговая оборона?

- Нормально, говорю, все грамотно организовано, матчасть в порядке, личный состав хорошо подготовлен. Калибр, правда, маловат.

- Зато высокая скорострельность и эффективность действия снаряда у цели. В наших шхерных районах линкоры все равно не появятся, им здесь не развернуться, — с готовностью отвечают шведы.

Нет больше Холодной войны и мы можем вместе изучать историю батарей, обсуждать с энтузиастами общие темы, говорить о необходимости сохранения исторических объектов, привлечении туристов, информировании молодежи о событиях столь близкой и поучительной истрии развития человечества.

В солдатской столовой, где сейчас конференц-зал, нас поджидают корреспонденты местного телевидения ТВ-2 юго-восточного региона Швеции. Приезд латвийского писателя не частое событие на шведских берегах, тем более по тематике военной истории. Репортаж о визите несомненно привлечет внимание общественности, поможет нашим шведским коллегам поддерживать содержание интереснейшего объекта. Интервью для шведского телевидения даем возле башенного орудия с видом на море. Латвийский писатель с биноклем на груди, в русской тельняшке и логотипом www.melkon.lv на рубашке вполне импозантно смотрится на фоне шведской батареи. Вопросы задают на английском, также на английском и отвечаем.

- Как вам понравилась Швеция?

- Прекрасная страна, хорошие, гостеприимные люди. Швеция — страна богатой истории, которая связана с историей всех стран Балтийского моря.

- Что вы думаете о русских субмаринах, связано ли это с агрессивной политикой?

- Подводный флот в любой стране это «secret fleet» и, я думаю, мы не скоро узнаем какие подводные лодки и когда приближались к шведским берегам. Берега Балтийского моря принадлежат многим странам и все они имели современный подводный флот.

Мы с вами находимся сейчас в музее Холодной войны, то есть периода, когда многие страны противостояли друг другу. Я помню, как в 50-е годы на советских береговых батареях Курляндского берега объявляли боевую тревогу, тогда сторожевые корабли докладывали, что обнаружили неизвестную подводную лодку. Может быть это были «шведские субмарины»?

Окончание Холодной войны дает возможность всем странам Балтики жить в мире и согласии, избавиться от подозрительности, развивать сотрудничество и торговлю. А вопрос о таинственных субмаринах оставьте нам, военным историкам, поверьте, мы с ним разберемся. У вас в Швеции, кстати, есть прекрасные исследования и публикации на эту тему известного журналиста, корреспондента «Комсомольской правды» в Швеции Алексея Смирнова.

- Какое ваше впечатление о посещении форта Формефортет, есть ли такие объекты на другом берегу Балтийского моря?

- Впечатления самые хорошие. Я побывал на многих береговых батареях на Балтике и в разных странах. Поверьте, вы обладаете уникальным, эксклюзивным объектом, который может быть интересен для туристов из всех стран мира. Ваш опыт по сохранению объектов военной истории достоин изучения и распространения среди других государств Балтики. Сейчас такие вопросы обсуждаются и дискутируются и в Латвии. Это сохранение объектов Военного порта в Лиепае, сохранение береговой батареи времен Второй мировой войны в Вентспилсе, создание зон туризма и отдыха в Риге на Мангальсале и в Болдерае. Хочу особенно отметить важность этого вопроса для развития туризма в Балтийских странах. Надо работать вместе над информированием общественности. Будут туристы на наших объектах, будут и на ваших, я же приехал посмотреть ваши батареи.

- Большое спасибо за интервью. Новых вам творческих успехов!

После всех путешествий, интервью и лазаний по крутым лестницам туристов угощают обедом в солдатской столовой. Вкусный гороховый суп с мясом, запасенный в консервной банке как солдатский паек, прекрасно дополнял картину жизни подземного гарнизона. Обмениваемся сувенирами, пишем адреса. Нарасхват идет книга «Пушки Курляндского берега», особенно шведов удивляет аннотация в книге на шведском языке, ее даже телеоператор крупно снимал для репортажа. Что ж, анотации в книге есть на девяти языках, то есть на всех языках стран Балтийского моря. Когда мы покидали крепость Формефортет, приехала очередная группа туристов, это были школьники младших классов. Хотелось быть уверенным что шведские ребятишки никогда не узнают реалий Холодной войны, но знать историю своей страны полезно каждому поколению.

В Швеции не принято долго прощаться. Наше путешествие по шведским береговым батареям закончено, завтра паром увезет нас в Ригу. Осталось совершить небольшой визит в Стокгольм. Об этом следующий рассказ.

Юрий Мелконов
Рига – Стокгольм
Май 2006 года
Фото Сергей Мелконов


 

melkon
Автор melkon Июль 20, 2006 00:00
Написать комментарий

Комментариев нет.

Комментариев пока нет!

Комментариев нет, но вы можете быть первым, чтобы комментировать эту статью.

Написать комментарий

Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.